Воспоминания Зимина Н.И. о боях при освобождении г.Осиповичи

На сайте «Я помню» (https://iremember.ru/) размещены воспоминания Зимина Николая Ильича, участника освобождения Беларуси (Гомель, Речица, Бобруйск, Осиповичи и далее к западной границе).

Благодарность Зимину Н.И. за освобождение Гомеля

Полный текст можете прочитать ЗДЕСЬ

Около Бобруйска (станция Мирадино) Зимин Н.И. был ранен в руку, но продолжал в составе подразделения преследовать отступающие части противника по дороге Бобруйск — Осиповичи:

» …30 июня. Утром мы получили приказ о том, чтобы начать преследование немцев в направлении Осиповичей (районный центр). Но, подойдя к железнодорожной станции Мирадино, мы были обстреляны артиллерийским и пулеметным огнем противника. Поэтому вынуждены были спешиться и залечь. Немцы вели по нам интенсивный огонь. В один из таких артналетов невдалеке от меня разорвался снаряд. Я почувствовал удар в левую руку локтя. Я посмотрел на себя и увидел, что моя гимнастерка порвана. Затем почувствовал боль. Тогда я сбросил с себя гимнастерку и обнаружил, что у меня пробита навылет мышца-бицепс. Хотя ранение оказалось небольшим, я все равно почувствовал какое-то недомогание. Такое состояние продолжалось не более пяти минут. Я пришел в себя, достал бинт и перевязал рану. Ко мне подошли товарищи, помогли надеть гимнастерку и перевязать руку. Но огонь вскоре прекратился. Как видно, немцы хотели нас задержать, чтобы успеть отойти на новый рубеж. Мы сели на лошадей и стали двигаться дальше. Вечером я нашел санроту. Когда я туда пришел, мне там перевязали руку и дали хорошую косынку для привязи (этой самой руки). Предложили отправить в медсанчасть, но я отказался. Ночевали ночью близ Рожнегово.

1 июля. Продолжали преследование отходящего противника. Полк следовал в боком охранении в нескольких сотах метров от шоссе Бобруйск — Осиповичи по проселочной дороге. Шоссе оказалось переполнено двигающимися войсками. В общих чертах нам было известно о том, что в результате действия подвижных групп 1-го Белорусского фронта на фланге Бобруского направления была окружена группировка немцев численностью примерно в пять дивизий. Но где она находилась, ничего нам это было неизвестно. Уверенные в том, что противник где-то впереди или далеко от шоссе, мы мирно двигались по отведенной для нас проселочной дороге. Пехота шла строем, тихо тащились многочисленные обозы. Кстати говоря, эти обозы значительно пополнились брошенными немцами около Бобруйска и в других местах лошадьми и повозками. Была середина дня. Погода на улице стояла солнечная. Обычное июльское лето.

И вдруг в 300-400 метрах от нас от опушки леса мы услышали стрельбу, а затем увидели немецкие танки, бронетранспортеры и развернутый строй пехоты, которые двигались прямо на нас. Увиденное буквально ошеломило всех нас, командиров и политработников всех степеней, которые после немой сцены вдруг поняли: через какие-то минуты может случиться непоправимое и нужно сделать что-то сочное для того, чтобы принять с немцами бой. Затем стали звучать различные команды по развертыванию подразделений для этого (команды «Залечь» и «Приготовиться к бою»). Обозы в беспорядочном движении и устремлялись к шоссе, чтобы где-то и как-то защититься. Пришли в себя стрелковые подразделения, изготовилась к бою полковая и батальонная артиллерия. Я двигался в штабной колонне своего полка и сидел на повозке с подвязанной от ранения рукой.

лейтенант Зимин Н.И. г.Речица 1944 год

Сзади повозки на привязи шагал мой оседланный конь. Что представляла из себя штабная колонна? Она состояла из полтора десятка повозок, в том числе повозки со знаменем полка, сейфом для документов и их охраной. В этой внезапно начавшейся суматохе помощник начальника штаба полка по строевой части, который отвечал за охрану красного знамени и документов, попросил меня помочь вывезти все это имущество за шоссе Бобруйск — Осиповичи — Минск, по которому двигались ничего не подозревавшие о случившемся другие воинские части. Немцы постепенно приближались к нам. Я с трудом вскочил на свою верховую лошадь. Все-таки одна рука была привязана. Все повозки штаба врассыпную и галопом помчались к шоссе. Едва мы успели отъехать, как другие подразделения полка вступили с немцами в бой. Нас сопровождали свист пуль и разрывы снарядов. Началась небольшая паника. Охрана со знаменем удалялась к шоссе. Понимая, что теперь знамя находится в безопасности, я отдал своего коня одному из штабных солдат, а сам тем временем вернулся на поле боя. Здесь я увидел страшную картину: пьяные гитлеровцы, несмотря на свои потери, буквально лезли напролом. Они старались из-за всех сил прорваться на шоссе. На какое-то время им удалось остановиться на обочине шоссе. На другой обочине находились наши бойцы. Шоссе стало разделом между нами и ними.

Дело стало доходить до рукопашных схваток. Основной удар принял на себя наш второй стрелковый батальон (командир — капитан Федор Слободчиков, заместитель командира по политчасти — Н.М.Семин, начальник штаба — старший лейтенант Игумнов). К мосту боев подходили новые наши подразделения и части, двигающиеся по шоссе. Силы все больше увеличивались в нашу пользу. Наконец немцы поняли, что их затея провалилась и стали поднимать руки вверх для сдачи в плен. Ко мне сдались в плен три человека. Я их сразу отправил в тыл от места боя. Бой продолжался до вечера. Его исход во многом решили артиллеристы. В частности, в этом деле особенно отличился расчет 45-миллиметровой пушки сержанта Бориса Романова. Он подбил два немецких танка и четыре бронетранспортера, расстрелял много вражеских солдат. Перед шоссе были навалены трупы немцев. Но и наши потери оказались тоже большими. Так, были тяжело ранен в живот Слободчиков, убит командир пулеметной роты старший лейтенант Полищук, лейтенант Мукутов и многие другие. Когда уже после боя появилось свободное время и мы проехались верхом на лошади по местности, где состоялось сражение, у нас сложилось ужасное впечатление. Кругом валялись трупы. В основном, конечно, немцы. Встречались и раненые, но им никто не оказывал помощи. Как видно, очередь до них еще не дошла. На противоположной стороне, около деревни Малые Горошки (Малая Горожа?), мы передохнули часа четыре, покушали — кто чем мог. Затем отправились снова в путь — преследовать немцев».

За этот подвиг сержанту Романову Б.Д. было присвоено звание Героя Советского Союза.

Герой Советского Союза Борис Романов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.