О гибели летчика В.Петрова около Осипович

На сайте «Я помню» ветеран-летчик Бордун Анатолий Зиновьевич

Бордун Анатолий Зиновьевич.jpg

вспоминает обстоятельства гибели своего друга Владимира Петрова в воздушном бою около г.Осиповичи в июле 1944 года:

«…Однако именно в июле погиб мой друг по Руставской авиашколе Володя Петров, служивший в 54-м полку (лейтенант Петров Владимир Алексеевич, успел до гибели 28.06.1944 одержать 3 личных победы — Алексей Пекарш). Он должен был вылетать на сопровождение самолёта-разведчика Пе-2 в составе четвёрки вместе с Яшей Михайликом, Сашей Денисовым и молодым лётчиком Гагиным. Но у Гагина мотор не запустился, а ждать, пока техники найдут неисправность, времени не было. Они вылетели втроём. Михайлик был у них ведущим, а Петров с Денисовым шли ведомыми.

И здесь надо сказать о таком моменте. Незадолго до вылета у Володи Петрова на шее с левой стороны фурункул вскочил. Такое бывает у лётчиков, потому что во время полёта приходится постоянно голову в разные стороны вращать, шея потеет, воротничок натирает шею, туда грязь попадает, и, соответственно, может вскочить фурункул. В результате Володя из-за фурункула не мог повернуть шею в левую сторону. Он мог отказаться от боевого вылета, и ему бы никто и слова не сказал. У лётчика, а тем более у истребителя, голова должна в обе стороны вращаться на 180 градусов, чтобы он сумел приближение противника разглядеть. Но Володя был человеком исключительно добросовестным и от вылета не отказался.

А в тот день солнце как раз светило им в спину, то есть противник мог сзади незаметно подобраться. И что получилось, юго-восточнее города Осиповичи на Володю с Денисовым обрушилась восьмёрка «фоккеров». Они атаковали как раз со стороны солнца. То есть нашим лётчикам было неудобно на них смотреть, а у немцев наоборот был превосходный обзор.

Завязался бой. Володю зажала четвёрка «Фоккевульфов-190». Начали крутиться. И Володя начал крутиться влево. И тут, видно, понял, что не может налево смотреть из-за фурункула, начал свой самолёт на правый вираж перекладывать. А когда перекладываешь самолёт на другой вираж, машина останавливается и как бы замирает перед тем, как войти в другое вращение. Этим воспользовался один из немцев. Он поймал Володю Петрова в прицел и дал очередь. Володина «Аэрокобра» загорелась и пошла вниз.

Денисова в том бою тоже подбили, но ему удалось сесть на фюзеляж, он остался жив. Пе-2 за время боя ушёл в облака. Михайлик сбил один «фоккер», прикрыл Денисова, пока тот снижался, и потом оторвался от немцев. Они не стали его преследовать. Вероятно, у них горючее уже заканчивалось. А Володя погиб.

Похоронили Володю Петрова там же в районе Осиповичей. А лётчиков как хоронили обычно. Выезжала на место падения специальная бригада из техников, собирала то, что осталось от погибшего. Если лётчика сбивают на самолёте, у него, как правило, руки, ноги — всё отдельно валяется, а если самолёт горит, так вообще мало что остаётся. И когда лётчика сбивали далеко от аэродрома, то его останки, как правило, хоронили в районе гибели по согласованию с местной воинской частью. Потом бригада возвращалась в полк, докладывала, писали родным похоронку.

После войны Володю, как и многих, кто погиб в Белорусской операции, перезахоронили. Теперь он покоится у нас в Смоленске на Солдатском кладбище на Витебском шоссе.

Вот так я потерял своего друга. Однако бои продолжались…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.