Комсомольский слет в тылу врага с участием Наровской Л.М.

Продолжаем публиковать мемуары партизан-флегонтовцев, действовавших в 1942-1943 гг.. в лесах на границе Червенского и Осиповичского районов.

«Комсомольские сердца» — так называется очередная глава книги «Рейдовая в походе», вышедшей в 1984 году.

Короткая справка об авторе главы Наровской Лидии Матвеевне —

Рейдовая в походе - Наровская Л.М.

Лидия Матвеевна Наровская, родилась в 1917 году в деревне Высокий Городец Толочинского района Витебской области. Член КПСС с 1947 года. До войны работала преподавателем в педагогическом училище. В партизанах с августа 1942 по январь 1944 года: помощник комиссара отряда «Боевой» но комсомолу, потом комиссара бригады «За Родину», секретарь подпольного Минского сельского райкома комсомола. Награждена девятью медалями. Персональный пенсионер республиканского значения, живет в Лиде (данные на 1984 год, на момент издания книги «Рейдовая в походе»).

В музее партизанской славы Гродзянской школы (к сожалению, ни школы, ни музея уже не существует) на стенде, посвященном бригаде Флегонтова «За Родину» была фотография Лидии Матвеевны Наровской:

флегонтовцам в Гродзянской школе
Стенд флегонтовцам в Гродзянской школе
Л.М. на стенде в музее Гродзянской школы
Наровская Лидия Матвеевна на стенде в Гродзянской школе

НАРОВСКАЯ Л.М. рассказывает:

Со дня на день мы, молодые девушки, изъявившие желание идти на защиту родной страны, после короткой учебы должны были покинуть Москву и отправиться в глубокий вражеский тыл.

И вот наконец мне, самой первой в нашей группе, 8 августа 1942 года сказали:
— Вы назначены помощником комиссара по комсомолу кавалерийского отряда, которым командует Алексей Канидьевич Флегонтов. Два часа на сборы — и в четырнадцать быть па месте.

Чего угодно могла ожидать, но чтобы в кавалеристы… Правда, в детстве, в родной деревне, доводилось вместе с ребятами скакать на неоседланной лошади, но сколько лет прошло с той поры, и много ли было той скачки…

Пожитки легко поместились в вещевом мешке. Получила обмундирование, сухой паек на дорогу, котелок и ложку. Зашла в ЦК комсомола сдать на хранение комсомольский билет и паспорт, а заодно захватила там пакет с литературой — пособия для разъяснительной работы среди населения тех деревень, где доведется побывать.

И ровно в два часа дня, как и было приказано, явилась на Ленинградский вокзал к стоявшему на запасном пути железнодорожному эшелону. Встретил меня голубоглазый старший лейтенант, начальник штаба отряда Федор Федорович Тараненко.

Выслушав, улыбнулся, кивнул головой и подвел к девушке в военной форме, с пистолетом в кобуре на поясном ремне, в углу вагона бережно укладывавшей в брезентовую сумку пакетики с медикаментами.
— Познакомьтесь,— сказал он,— наша медицинская сестра Марта. Теперь вас двое.
Имя «Марта» оказалось подпольной кличкой медсестры, Антонины Ивановны Бобылевой. Она произвела на меня неизгладимое впечатление. Высокая, стройная, с гордой осанкой, независимым выражением карих глаз, с орденом Красной Звезды па груди, полученным за участие в боевой деятельности партизан под Москвой, она держалась со мной дружелюбно и просто, тем самым дав мне возможность и осмотреться, и освоиться в новой обстановке.

Среди бойцов отряда, заполнявших вагон, оказалось много фронтовиков, а также недавних партизан, сражавшихся в тылу врага в Подмосковье и на Смоленщине, в том числе и с боевыми наградами на новеньких армейских гимнастерках. Были и молодые ребята, и мои будущие подопечные — комсомольцы.

С ними я познакомилась, когда наш эшелон уже двигался к линии фронта. Сначала заочно, по списку, который получила у начальника штаба. В списке этом числились фамилии семнадцати комсомольцев, но рядом с одной из них — Кирилл Шлыковский — почему-то стоял вопросительный знак. Им был отмечен совсем юный паренек с курчавыми темными волосами, смешливый, живой, непоседливый. Мы познакомились.
— Ты комсомолец? — спросила я.
Кирилл отрицательно покачал головой:
— Не успел вступить. Пришлось приврать, будто комсомолец, иначе в отряд не взяли бы. Но ты не бойся, сделаю все, как надо: пойдем в тыл врага, укокошу парочку фашистов и сразу заявление напишу. Примете?
— Думаю, что примем,— пообещала я.
В Торопце наш эшелон встретили командир отряда А. К. Флегонтов и комиссар Г.Р.Чернявский. Оттуда на автомашинах направились в деревню Михайленки, со всех сторон окруженную высоким хвойным лесом. В ней и пробыли почти месяц, готовясь к броску через линию фронта.

Время на войне дорого, и его нужно умело использовать для развертывания комсомольской работы. С чего же начать, что наметить из первых мероприятий?

Помог мне, несмотря на свою занятость, комиссар отряда Г. Р. Чернявский. По его совету я составила план работы. В нем значилось:
1. Познакомиться и взять на учет всех комсомольцев.
2. Создать во взводах комсомольские группы и назначить групоргов.
3. Подготовить выступления для беседы с населением близлежащих деревень прифронтовой полосы.
4. Ознакомить комсомольцев с указаниями и решениями Центрального Комитета комсомола Белоруссии.

Комиссар правильно рассудил: одной со всеми делами не справиться. По его поручению помощь мне стали оказывать также коммунисты Борис Макарович Макаров, Петр Леонович Вальков, Иван Петрович Рыбак, Николай Павлович Смирнов, Иван Васильевич Матюшев, а также работники особого отдела отряда Михаил Игнатьевич Аверин и Александр Васильевич Фаюстов.

21 августа отряд тронулся в путь. Начались напряженные, почти все время в движении, боевые будни на территории, временно оккупированной врагом. В районе деревни Шаши отряд переправился через Западную Двину и вступил в зону действий партизанской бригады В. В. Мельникова.

Здесь мы провели первое отрядное комсомольское собрание, на котором обсудили поведение каждого комсомольца за истекшее время рейда и его участие в боевых операциях по пути следования отряда. На собрании выступили комиссар Г. Р. Чернявский и политрук Б. М. Макаров, строго, но справедливо оценившие нашу работу. А после этого, как и отмечалось, состоялся прием в комсомол проявивших себя в бою Кирилла Шлыковского, Зената Сайфутдинова и Саши Булкина.

Десять с небольшим дней прошло с тех пор, как начался наш рейд, а участники его, особенно молодежь, уже не раз бывали в столкновениях с врагом, показали себя решительными, активными. Так было вскоре после начала рейда, когда вместе с партизанами бригады С.М. Короткина мы вывели из строя большой участок железной дороги Витебск — Полоцк, на несколько суток прервав движение по ней вражеских эшелонов.

Так повторилось и потом, в бригаде Ф. Ф. Дубровского, с бойцами которой наши молодые конники устроили засаду и наголову разгромили вражескую колонну, захватив при этом ценные трофеи. Достался своеобразный трофей и мне. После операции подходит сияющий от удовольствия Кирилл Шлыковский, протягивает пистолет и говорит:
— Это, Лида, тебе, вроде бы подарок от укокошенного гитлеровца за хорошую работу твоих комсомольцев.

Вот, значит, мы и закрепили наш прием в комсомол. С тех пор этот пистолет оставался у меня до конца войны.

Рейд продолжался. 12 октября сорок второго года, пройдя более шестисот километров по вражеским тылам, отряд прибыл в район действий партизанских формирований Владимира Андреевича Тихомирова и Ивана Захаровича Кузнецова.

Здесь, в червенских лесах, дальнейший наш рейд был временно приостановлен. Помимо отрядов В. А. Тихомирова н И. 3. Кузнецова в Червенском и соседних с ним Осиповичском, Пуховичском и Бобруйском районах базировались отряды В.И. Ливенцева, Е. Ф. Филипских и тоже прибывшая из-за линии фронта группа И.Д.Юрченко. Из них, вскоре после нашего прибытия, Центральный штаб партизанского движения решил создать крупную партизанскую бригаду «За Родину», включив в нее и наш конный отряд.

Активность партизан росла с каждым днем. За первую поделю с 17 по 24 октября они спустили под откос вражеский эшелон, разбили две автомашины, сожгли одиннадцать мостов на шоссейных и грунтовых дорогах, совершили налет на гарнизон в одной из деревень.

Быть всегда впереди стало неписаным законом каждого нашего комсомольца. И ребята делом своим, если надо — жизнью доказывали нерушимую верность этому
закону. В районе деревни Ачижа крупный отряд карателей напоролся на засаду, устроенную одной из наших кавалерийских групп. Попав под губительный огонь партизан, фашисты начали разбегаться. Комиссар кавалерийской группы Борис Макаров, увлекая за собой бойцов, бросился преследовать их. В схватке Макарова ранило, один из гитлеровцев хотел добить его, но подоспевший на выручку секретарь комсомольской организации кавалерийской группы Валерий Асташонок автоматной очередью свалил целившегося в комиссара немца, за ним еще нескольких, помог Макарову добраться до санитарной повозки, а потом снова бросился преследовать врага. Фашистский отряд был рассеян.

Высокий ростом, худощавый, со светлыми волосами и темно-голубыми глазами, Валерий Асташонок стал бойцом отряда вскоре после начала нашего рейда по тылам врага. Своим спокойствием, сдержанностью и рассудительностью он нравился молодым партизанам, и не удивительно, что комсомольцы взвода, куда зачислили Валерия, избрали его своим вожаком. После организации бригады «За Родину» В. П. Асташоиок стал комсоргом кавалерийской группы, а потом осенью, когда бригада продолжала рейд к западным границам Родины, его назначили комиссаром вновь созданного партизанского отряда имени П.Л. Валькова.

29 ноября 1942 года к нам из Москвы прибыл инструктор ЦК ЛКСМБ по Минской зоне Анатолий Денисевич. Беседуя со мной, он совершенно справедливо упрекнул
нас за то, что в зоне, контролируемой отрядами бригады, неоправданно малочисленны подпольные комсомольские организации в населенных пунктах, что мы недостаточно точно ведем учет боевых дел комсомольцев и всей партизанской молодежи. По его предложению, с которым согласились комбриг и комиссар бригады, было проведено совещание с комсомольскими вожаками всех наших отрядов. На нем Денисевич рассказал о боевой деятельности молодежи отрядов, в которых он побывал по пути к нам, о своих встречах с активистами подпольных райкомов комсомола. Их опыт позднее не раз оказывался полезным для наших подпольщиков и партизан.
А некоторое время спустя Анатолий предложил:
— В январе нужно провести комсомольский слет партизанской зоны.
— Как это слет? — не поняла я.
— Очень просто: выберем делегатов от каждого отряда, подберем безопасное место, чтобы фашисты не помешали, и проведем. Секретари Пуховичского подпольного райкома комсомола Петр Осадчик и Червепского — Станислав Пилотович и Клавдия Рогожина об этом уже знают. Теперь и тебе пора вести подготовку к слету.

С командованием бригады мы этот вопрос согласовывали вместе. Решили провести слет в первой половине января следующего, сорок третьего, года. И после этой договоренности Анатолий Денисевич, оставив расположение бригады, ушел в северо-западном направлении.

С тех пор еще теснее стали наши связи с подпольными райкомами ЛКСМБ и подпольными организациями молодежи в населенных пунктах. Росло многообразие форм работы: молодые агитаторы и пропагандисты проводили в деревнях беседы, организовывали самодеятельность, распространяли листовки и воззвания. С их помощью в отрядах выходили боевые листки. Комсомольцы открыли свои боевые счета: кто сколько уничтожил солдат и офицеров противника, взорвал эшелонов, сжег мостов и т. д.

Почти во всех крупных населенных пунктах действовали наши люди — юные подпольщики. Они собирали для партизан ценные данные о передвижении вражеских войск, совершали диверсии, переправляли в лес добытое с риском для жизни оружие, боеприпасы и медикаменты, вели среди населения разъяснительную работу.

Подпольщица Аня ІПаклач в деревне Выдрица буквально под носом у гитлеровцев прикрепила полученную у партизан магнитную мину к фашистской пушке. В двух километрах от деревни мина взорвалась, выведя из строя пушку.

Мария Матусевич в деревне Скрябинки собирала для партизан медикаменты, оружие, распространяла среди населения листовки. Однажды она пробралась в тамошний гарнизон и добыла сведения об операциях, которые намечали гитлеровцы. Погибла Мария при таких обстоятельствах: фашисты арестовали ее, когда она ехала с оружием в отряд, и, зверски избив на безрезультатных допросах, расстреляли.

В деревне Погорелое не менее самоотверженно действовала юная комсомолка-подпольщица Валя Илькевич. К счастью, фашисты не успели расправиться с ней. Почувствовав, что за ней установлена слежка, Валя ушла в партизанский отряд, где стала сначала разведчицей, а потом перевелась в диверсионную группу, в составе которой участвовала в подрыве шести вражеских эшелонов.

Новый, 1943 год начался для нашей бригады с тяжелых, ожесточенных боев с воинскими частями гитлеровцев. Собрав свои силы в кулак, бригада прорвала кольцо окружения и выбралась из блокированного Червенского района.

Пришлось немцам срочно возвращать на фронт свои части, посланные для блокады. А отряды вернулись па прежнее место для того, чтобы и дальше не давать оккупантам покоя. Хотя обстановка в зоне расположения бригады все еще была довольно напряженная, прерванную блокадой работу пришлось разворачивать в прежнем объеме. Важнейшим звеном в ней явилась подготовка к отложенному из-за блокады слету.

На комсомольских собраниях, проведенных во всех отрядах, были избраны делегаты слета. В это время в бригаду прибыла уполномоченная ЦК ЛКСМБ Полина Потоцкая, вернулся из своего похода и Анатолий Денисевпч. Они помогли нам как можно лучше подготовиться к слету, намеченному на 12 февраля в деревне Усохи.

Там заблаговременно подобрали просторную хату, где смогли бы разместиться не менее пятидесяти человек, отпечатали и разнесли по отрядам пригласительные билеты, из покрашенных красной краской полотенец сшили скатерть для стола президиума и на них же написали два лозунга: «Привет делегатам слета!» и «Комсомольцы и молодежь, усилим удары по немецким захватчикам!»

В общем внешне все выглядело, как в мирное время. Но, конечно, командование бригады приняло необходимые меры предосторожности. Все подходы к деревне Усохи перекрыли партизанские посты и засады. Мимо них незаметно не смог бы пройти ни один человек.

День 12 февраля 1943 года выдался ясный, морозный. Делегаты съехались к полудню. А в час секретарь Минского подпольного межрайкома комсомола Яков Ивкин торжественно открыл слет. Избрали президиум, утвердили повестку дня. Первым в ней значился доклад Ивкина: «Роль и очередные задачи комсомольских организаций партизанских отрядов Минской зоны». Яков рассказал о боевых делах комсомольцев, перечислил задачи на будущее. А потом начались прения, в которых приняли участие Станислав Пилотович, Павел Воробьев, Валерий Асташонок, Саша Красногирь, Люба Гайдученок и другие делегаты.

С большим вниманием выслушали участники слета выступления секретаря Чорвенского подпольного райкома партии Кузьмы Кузьмича Кравченко и комиссара бригады «За Родину» Георгия Романовича Чернявского. В заключение приняли обращение нашего слета к молодежи Советского Союза.

После слета боевые действия партизан еще больше усилились. В них, как и прежде, всегда выделялись наши отважные комсомольцы Семен Агапонов, Валерий Асташонок, Александр Резкий, Кирилл Шлыковский, Степан Ковалевский, Григорий Сташкевич, Евгений Раков, Владимир Маскуль, Иван Соболенко, Порфирий Смоляк и другие.

А душою и вдохновителем боевых дел партизанской молодежи оставался наш замечательный комиссар Г.Р. Чернявский. Людям, встречавшимся с ним впервые, Георгий Романович поначалу казался суховатым, неразговорчивым, даже несколько замкнутым человеком. И только позднее, ближе узнав Чернявского, все начинали понимать, насколько он внимательный, чуткий, а главное — принципиальный. Он никогда не повышал голоса, не выпячивал собственное «я», неизменным спокойствием благотворно влиял на горячность и вспыльчивость некоторых командиров. Комиссар всегда поддерживал инициативу комсомольцев, выслушивал их, давал им советы.

Начало весны сорок третьего года внесло изменения в жизнь нашей зоны. Отряды, входившие в бригаду «За Родину», выросли, стали многочисленными, и на их базе создали новые бригады. Им предписывалось действовать в своих прежних районах, а кавалерийской бригаде «За Родину» — возобновить рейд на юго-запад, па Брестчину.  Командиром этой бригады после гибели Алексея Канидьевича был назначен Федор Федорович Тараненко.

А теперь, незадолго до начала дальнейшего рейда по тылам врага, комиссаром ее стал Иван Васильевич Жохов. Центральный Комитет Коммунистической партии Белоруссии решил оставить прежнего комиссара, Георгия Романовича Чернявского, для подпольной работы на месте, назначив его секретарем Минского сельского подпольного райкома партии. Все бойцы нашей бригады, особенно ветераны конного отряда «Боевой», искренне сожалели, что приходится расставаться с ним.

И мне лично было не менее горько, что пришлось прощаться с боевыми друзьями, комсомольцами нашей славной бригады. В апреле сорок третьего года меня утвердили членом Минского сельского подпольного райкома комсомола. Через месяц назначили первым секретарем Минского сельского подпольного райкома комсомола. Начинался второй этап работы в тылу врага.

2 комментария к “Комсомольский слет в тылу врага с участием Наровской Л.М.”

  1. +37529-756-77-86 Алексей, внук Лидии Матвеевны,  Живой сын — станислав георгиевич. Есть много информации к данной статье

    1. Это очень здорово, что Вы отозвались! Мой тел. есть на сайте +375 29 1419445 Валентин. Давайте свяжемся после праздников… Поделитесь пожалуйста материалами…Сделаем хорошую статью на сайте и копии документов-фотографий-воспоминаний в Электронную Память..Если что есть в эл. виде (копии) — присылайте на почту проекта…Спасибо за отзыв.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.