«Молот» НКГБ СССР, ковавший победу под Осиповичами

Одним из разведывательно-диверсионных отрядов ОСНАЗа, действовавших в немецком тылу в районе г.Осиповичи, был отряд «Молот» под командованием старшего лейтенанта Кузнецова Д.И. Об этом мы коротко упоминали в статье «Осиповичи и район в Сборнике чекистских документов». Ниже читайте материалы об этом отряде со страниц форума  SmolBattle

«Молот» действовал весьма активно с марта 1944 года и до самого освобождения Осиповичского района, переместившись затем на Запад. Благодаря удачной операции диверсантов «Молота»  по подрыву моста в Тальке, противник не смог отправить со ст. Осиповичи ряд эшелонов с трофеями, продовольствием и СПИРТОМ. Вот кому должны быть благодарны солдаты, освобождавшие станцию Осиповичи, и обнаружившие там эшелон с продуктами и спиртом. Перепало кое-что и населению…

В статье ниже подробно изложены действия «Молота», приведены данные на 30 бойцов спецотряда, даны описания подвигов, операций и многое-многое другое. Ряд событий (операций) войдут в «Партизанскую хронику», фамилии участников будут зафиксированы в  «Картотеке электронной Памяти».

Ранее, в 2002 году в печатной версии книги «Память. Осиповичский район» упоминаний о «Молоте» НЕ БЫЛО!

ИЗ СПРАВКИ 4-ГО УПРАВЛЕНИЯ НКГБ СССР КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ 1-го БЕЛОРУССКОГО ФРОНТА МАРШАЛУ СОВЕТСКОГО СОЮЗА К.К. РОКОССОВСКОМУ О РЕЗУЛЬТАТАХ ДИВЕРСИОННОЙ РАБОТЫ ОПЕРАТИВНЫХ ГРУПП НКГБ СССР, ДЕЙСТВОВАВШИХ В ТЫЛУ ПРОТИВНИКА С 17 ЯНВАРЯ ПО 12 ИЮЛЯ 1944г.

В адрес командования фронта справка направлена c сопроводительным письмом, подписанным начальником 4-го Управления НКГБ СССР П. А. Судоплатовым. В нем он также ходатайствует о награждении наиболее отличившихся бойцов и офицеров.

4 сентября 1944 г.

Согласно ходатайству Военного совета 1-го Белорусского фронта от 23 декабря 1943 г. и приказу народного комиссара государственной безопасности Союза ССР, 9 января 1944 г. были сформированы и направлены в тыл противника три оперативные группы НКГБ СССР в составе 111 человек под командованием старших лейтенантов — Шихова А. Н., Распопова Д. П. и Кузнецова Д. И.

Перед оперативными группами Военным Советом фронта были поставлены задачи: вывод из строя железнодорожных коммуникаций в районах Минск, Барановичи, Пинск, Лунинец, Бобруйск-Осиповичи и сбор разведывательных данных о дислокации и передвижениях войск противника, о расположении складов, аэродромов и других объектах военного значения.

Для осуществления наиболее тесного контакта опергрупп со штабом фронта опергруппам были приданы представители разведотдела штаба фронта — по одному офицеру и радисту.

Опергруппа старшего лейтенанта Шихова А. Н. (зам. командира опергруппы — мл. лейтенант Бурондасов В. М., нач. разведки майор Викторов Н. П.) действовала в тылу врага в составе 46 человек с 17.1.44 по 11.7.44 г. в районе Барановичского и Лунинецкого жел. дор. узлов на участке ж.д. Барановичи — Минск, Барановичи — Лунинец и Лунинец — Старушки.Представитель РО штаба 1-го Белорусского фронта — ст. лейтенант Лукьянов П. В. и радист — ст. сержант Соколова А. А.

Опергруппа старшего лейтенанта Распопова Д. П. (зам. командира опергруппы лейтенант Ляховский О. К., нач. разведки капитан Пушков С. Н.) действовала в тылу врага в составе 32 человек с 17.1.44 по 12.7.44 г. в районе Барановичского и Лунинецкого жел. дор. узлов на участке жел. дор. Барановичи — Лунинец и Лунинец — Старушки.

Опергруппа старшего лейтенанта Кузнецова Д. И. (зам. командира опергруппы лейтенант Артемьев М. А., нач. разведки — капитан Савинин С. А.) действовала в тылу врага в составе 33 человек с 17.1.44 по 12.7.44 г. в районе Минского и Барановичского жел. дор. узлов на участке ж.д. Минск — Барановичи, Минск — Бобруйск и Барановичи — Слуцк. Представители РО штаба 1-го Белорусского фронта — старший лейтенант Бредихин А. Г., старшина Савченко А. И. и радист Ванявкин А. И.

Все три опергруппы находились в тылу врага пять с половиной месяцев и действовали до прихода в районы их деятельности частей Красной Армии. В настоящее время опергруппы вернулись в свою часть.

В результате боевых действий в тылу врага опергруппами НКГБ СССР проделано следующее:

III. ИТОГОВЫЕ ДАННЫЕ РАБОТЫ ОПЕРГРУППЫ СТАРШЕГО ЛЕЙТЕНАНТА КУЗНЕЦОВА:

1. Пущено под откос эшелонов с живой силой и техникой противника 15
2. Подорвано бронепоездов 2
3. Разбито и повреждено:

a) паровозов 15
б) бронепаровозов 4
в) вагонов и платформ 133
г) броневагонов и бронеплатформ 10

4. Взорвано железнодорожного полотна 790 м

5. В результате диверсий прервано железнодорожное сообщение в общей сложности на 11 суток

6. Установлено на железных дорогах:
а) мин замедленного действия 5
б) фугасов с разными взрывателями 24

7. На шоссейных и грунтовых дорогах на 15-ти установленных минах замедленного действия уничтожено:
а) автомашин с живой силой и грузами противника 9
б) танков 2
в) укрепленных огневых точек 4

8. Уничтожено телеграфно-телефонной связи 895 м

9. Проведено боевых столкновений с противником 5

10. Убито и ранено при крушениях воинских эшелонов и в боевых столкновениях солдат и офицеров противника 909 взято в плен 17

11. Захвачены трофеи:
а) ручныe пулеметы 1
б) автоматы 3
в) винтовки 41
г) бинокли 2
д) пистолеты 5

12. Передано разведсводок о дислокации войск и военных объектов противника и сведений о совершенных диверсиях 165

ПЕРЕЧЕНЬ ДИВЕРСИОННЫХ ОПЕРАЦИЙ, ВЫПОЛНЕННЫХ В ТЫЛУ ВРАГА СПЕЦОТРЯДАМИ СТАРШИХ ЛЕЙТЕНАНТОВ А. Н. ШИХОВА, Д. П. РАСПОПОВА И Д.И.КУЗНЕЦОВА

III. Спецотряд старшего лейтенанта Кузнецова

1. 31.3.44 г. на ж.д. участке Осиповичи — Марьина Горка подорван эшелон противника. Разбито: 1 паровоз и 6 вагонов с техникой и боеприпасами и 7 вагонов повреждено. Из охраны эшелона убито 6 немцев. Движение было приостановлено на 11 часов.
2. 7.4.44 г. на ж.д. Осиповичи — Минск, на перегоне ст. Талька — Нов. Дражино, подорван эшелон противника. Разбито: паровоз и 12 платформ с орудиями. Убито и ранено 10 немцев. Движение было приостановлено на 19 часов.
3. 8.4.44 г. на ж.д. Минск — Бобруйск, на участке Б. Лужа — Талька подорван эшелон противника. Разбито: паровоз, 5 вагонов с боеприпасами и 6 платформ с орудиями и автомашинами. При взрыве разбит семафор; дорога не работала 10 часов.
4. 12.4.44 г. на ж.д. Минск — Осиповичи, на участке Талька — Верейцы, подорван эшелон противника. Разбито: паровоз, 8 вагонов с боевой техникой. Убито 12 солдат и офицеров противника.
5. 12.4.44 г. на ж.д. Минск — Бобруйск, в районе ст. Рудинск (Руденск), подорван эшелон с живой силой противника. Разбито: паровоз, 9 классных вагонов с офицерским составом. Убито и ранено 250 офицеров противника; платформа с автомашинами. Движение было приостановлено на 42 часа.
6. 19.4.44 г. на ж.д. Минск — Осиповичи, на участке Марьина Горка — Талька, подорван эшелон противника. Разбито: паровоз и 4 вагона с живой силой. Убито 46 солдат и офицеров. Движение было приостановлено на 9 часов.
7. 23.4.44 г. на ж.д. Минск — Осиповичи, на участке Марьина Горка, подорван бронепоезд противника. Разбито 2 бронепаровоза, 7 броневагонов и бронеплатформ. Убито 80 солдат и офицеров противника. Движение приостановлено на 30 часов.
8. 7.5.44 г. подорвана ж.д. водокачка на ст. Тимковичи.
9. 18.5.44 г. на участке шоссейной дороги — д. Дайнова — М. Горка подорвана грузовая автомашина. Убито 15 солдат и офицеров противника; 8 солдат ранено.
10. 19.5.44 г. на ж.д. Минск — Бобруйск подорван эшелон противника. Разбито и повреждено: паровоз, 12 вагонов с продовольствием. Убито 6 и ранено 4 немца.
11. 19.5.44 г. на ж.д. Минск — Осиповичи, на ст. Верейцы, подорван эшелон противника. Разбито: паровоз, 5 вагонов с боеприпасами и 3 платформы с орудиями. Убито и ранено 8 немцев. Движение было приостановлено на 24 часа.
12. 21.5.44 г. на ж.д. Минск — Осиповичи, на ст. Верейцы, подорван эшелон противника. Разбито: паровоз, 14 вагонов и платформ с живой силой и воинским имуществом. Убито и ранено 46 солдат и офицеров противника. Движение было приостановлено на 13 часов.
13. 22.5.44 г. на шоссе в р-не Цессино подорвана грузовая машина противника. Убиты — офицер и водитель.
14. 25.5.44 г. на ж.д. Слуцк — Барановичи подорван эшелон противника. Разбито: паровоз, 2 вагона с живой силой и 2 платформы с автомашинами. Убито 40 солдат и офицеров противника. Движение было приостановлено на 48 часов.
15. 29.5.44 г. на товарной станции Минск подорван вспомогательный поезд противника. Разбито: паровоз и 2 вагона со специмуществом.
16. 30.5.44 г. в г. Минск взорвана цистерна с горючим.
17. 7.6.44 г. в районе Минска подорвана автомашина противника. Убит водитель, 2 немецких офицера тяжело ранены.
18. 17.6.44 г. на шоссе Минск — Слуцк у д. Пятевщина подорвана автомашина с живой силой. Убиты — офицер, 9 солдат, 2 солдата тяжело ранены.
19. 19.6.44 г. на ж.д. Слуцк — Барановичи, в районе ст. Тимковичи, подорван эшелон противника. Разбито: паровоз, 7 вагонов и платформ. Убито и ранено 7 солдат противника. Движение приостановлено на 12 часов.
20. 23.6.44 г. на ж.д. Минск — Барановичи, в районе дер. Михановичи, подорван эшелон противника. Разбито: паровоз, 6 вагонов с живой силой, 3 вагона повреждено. Убито и ранено до 150 солдат и офицеров противника. Движение остановлено на 12 часов.
21. 24.6.44 г. на ж.д. Минск — Осиповичи, на участке дд. Осеевка — Дубки, подорван бронепоезд противника. Разбито: 2 бронепаровоза, 7 броневагонов, 6 платформ с автомашинами. Убито и ранено свыше 80 солдат и офицеров противника. Движение остановлено на 24 часа по одному пути и на втором — на 36 часов.
22. 24.6.44 г. на ж.д. Слуцк — Барановичи, в районе станции Тимковичи, подорван эшелон противника. Разбито: паровоз, 5 вагонов и платформ. Убито и ранено 9 солдат противника. Движение остановлено на 6 часов.
23. 24.6.44 г. на ж.д. Слуцк — Барановичи, в районе ст. Тимковичи, подорван эшелон противника. Разбито: паровоз, 4 платформы. Убито и ранено 5 солдат противника.
24. 25.6.44 г. на шоссе Минск — Михановичи, на участке Цессино — Дубки, подорвана немецкая автомашина с живой силой. Убито свыше 15 солдат и офицеров, ранено до 10 солдат противника.
25. 26.6.44 г. на шоссе Минск — Слуцк, в районе д. Пятевщина, подорвана легковая автомашина. Разбита машина; убиты 2 офицера и шофер.
26. 26.6.44 г. на ж.д. Бобруйск — Осиповичи — Минск, в районе Белая Лужа (Блужа), подорвано 160 м ж.д. пути и 300 м телеграфно-телефонной связи.
27. 27.6.44 г. на ж.д. Минск — Бобруйск, в районе ст. Талька, группа автоматчиков совершила внезапный налет на охрану железнодорожного моста через р. Талька. В результате противник при отступлении преждевременно взорвал заминированный мост, оставив в районе Осиповичи несколько эшелонов с техникой, боеприпасами и продовольствием, которые были захвачены наступающими частями Красной Армии.
28. 27.6.44 г. на шоссе Минск — Слуцк, в районе Б. Лужа, уничтожены две укрепленные точки противника и два дота, три вышки; сожжены 3 грузовые автомашины. Убито 3 немецких шофера.
29. 2.7.44 г. на шоссе Минск — Слуцк, в районе Белая Лужа, группа автоматчиков произвела разведку обороны противника, — подорвала 2 немецких танка. Убито 2 офицера и 4 немецких солдата, разрушила 100 м телеграфно-телефонной связи. Данные о противнике были доставлены в штаб наступающей части Красной Армии, совместно с которой группа приняла участие в бою с обороняющимся противником. В результате боя уничтожено свыше 300 солдат и офицеров. Разбито и сожжено 9 автомашин, захвачено 3 орудия, 4 миномета, 2 крупно-калиберных пулемета, автоматы, винтовки и боеприпасы.
30. Со 2 по 10.6.44 г. во время блокады противником партизанских районов Минской области, спецотряд провел четыре боя с наступающими немцами, в результате которых было убито: офицер, обер-фельдфе-бель и 18 немецких солдат, тяжело ранено — 9 солдат противника. Отряд без потерь вышел из блокады.
31. С 9 по 12.7.44 г. при движении отряда по шоссе Минск — Слуцк на базу, у д. Сенница в р-не дд. Озеры, Самохваловичи и Аннополь, разведкой отряда были обнаружены группировки противника из разбитых немецких частей, которые двигались на соединение к отступающим частям. В короткой схватке с противником, который стремился скрыться, разведчиками убито 6 немецких солдат и 17 взято в плен. Захвачены следующие трофеи: ручной пулемет, автомат, карабины, гранаты, 2 бинокля и боеприпасы.
32. 13.7.44 г. разведчиком отряда в районе д. Сенница были обнаружены два немца, которые при попытке к бегству были убиты.

Помимо диверсионно-боевой деятельности, спецотрядом проведена большая разведывательная работа по установлению численности, нумерации и концентрациях войск противника, а также мест нахождения его гарнизонов, баз, складов и аэродромов.

Всего в центр и представителям 1-го Белорусского фронта было передано 104 разведдонесения.

За время пребывания в тылу врага отряд выдержал 5 боевых столкновений с карательными и регулярными частями противника, уничтожив при этом более 900 солдат и офицеров врага и 17 захватив в плен, не имея потерь со своей стороны.

В заключение необходимо отметить следующее:

1. Направленные в соответствии с просьбой Военного Совета 1-го Белорусского фронта в тыл противника оперативные группы НКГБ СССР, несмотря на трудные зимние условия и весеннюю распутицу, особенно в районе Пинских болот, карательные экспедиции и усиленную охрану железнодорожных и шоссейных коммуникаций, с поставленными перед ними задачами справились.
2. Систематическая диверсионная работа оперативных групп на коммуникациях противника вынуждала немецкое командование сковывать значительное количество живой силы и техники (вплоть до танков) для охраны шоссейных и железных дорог и нанесла врагу значительный урон, регулярно нарушая нормальную работу прифронтовых коммуникаций.
3. Личный состав оперативных групп при выполнении поставленных задач в тяжелых условиях в тылу противника показал стойкость и мужество и заслуживает быть отмеченным правительственными наградами.

Начальник 8-го отдела 4-го Управления НКГБ СССР
подполковник Студников

Состав отряда «Молот» и награды бойцов за боевые действия в тылу врага с 17.1.44 по 12.7.44 г.

4889789.jpg

Этот же список в коротком виде приводим и в электронном виде (для индексации имен героев в Интернете):

  • 1) Кузнецов Дмитрий Иванович, 1910 года рождения, ст. лейтенант, командир группы «Молот»
  • 2) Артемьев Михаил Алексеевич, 1915 года рождения, лейтенант, зам. командира группы
  • 3) Сабинин Степан Алексеевич, 1899 года рождения, капитан, начальник разведки группы
  • 4) Бредихин А.Г.,ст. лейтенант, офицер РО штаба 1 БФ
  • 5) Савченко Александр Иосифович, 1918 года рождения, РО штаба 1 БФ
  • 6) Ванявкин Анатолий Ильич, 1925 года рождения, сержант, радист РО штаба 1 БФ
  • 7) Аверкин Михаил Павлович, 1907 года рождения, старшина, старшина отряда
  • 8) Бездудный Иван Сергеевич, 1920 года рождения, красноармеец, подрывник-автоматчик
  • 9) Бобров Павел Михайлович, 1922 года рождения, ефрейтор, подрывник
  • 10) Житло Иван Андреевич, 1919 года рождения, сержант, санинструктор
  • 11) Завгородний Алексей Яковлевич, 1918 года рождения, ефрейтор, ручной пулеметчик
  • 12) Зуев Петр Миронович, 1920 года рождения, красноармеец, подрывник-автоматчик
  • 13) Иваненков Адольф Семенович, 1924 года рождения, красноармеец, подрывник
  • 14) Киселев Дмитрий Филиппович, 1923 года рождения, красноармеец, подрывник
  • 15) Коваленко Валерия Семеновна, 1925 года рождения, красноармеец, радистка
  • 16) Курлат Феликс Львович, 1921 года рождения, ст. сержант, подрывник
  • 17) Лазаревич Евгений Александрович, 1923 года рождения, красноармеец, подрывник
  • 18) Мартынов Борис Алексеевич, 1921 года рождения,  ст. сержант, командир отделения подрывников
  • 19) Палеха Иван Александрович, 1921 года рождения, красноармеец, подрывник-автоматчик
  • 20) Прохорова Людмила Васильевна, 1919 года рождения, сержант, радистка
  • 21) Рассадин Виктор Иванович, 1922 года рождения, ст. сержант, командир отделения (взвода)
  • 22) Семин Леонид Трифонович, 1926 года рождения, красноармеец, подрывник-автоматчик
  • 23) Тюрина Надежда Ивановна, 1919 года рождения, красноармеец, радистка
  • 24) Фокин Яков Петрович, 1923 года рождения, красноармеец,, подрывник-автоматчик
  • 25) Щетинин Всеволод Борисович, 1921 года рождения, ефрейтор, подрывник-автоматчик
  • 26) Эскрибано Дельгадо Фелиппэ, 1921 года рождения, лейтенант, командир группы подрывников
  • 27) Коровка Владимир Васильевич, 1921 года рождения, ефрейтор, подрывник
  • 28) Скрипник Степан Иванович, 1917 года рождения, мл. сержант, каптернамус
  • 29) Федоров Иван Федорович, 1915 года рождения, красноармеец, подрывник
  • 30) Богомолов Виктор Петрович, 1924 года рождения, ефрейтор, подрывник
  • 31) Неизвестный
  • 32) Неизвестный
  • 33) Неизвестный

Из книги «Ненависть, спрессованная в тол», написанной ветеранами ОМСБОН — ОСНАЗ. Один из авторов — подрывник отряда «Молот» Феликс Львович Курлат:

Успешная деятельность омсбоновских спецотрядов и спецгрупп в тылу врага летом и осенью 1943 года обеспечила им особое доверие высшего командования Красной Армии. В телеграмме от 24 декабря 1943 года, адресованной в НКГБ СССР, командующий 1-м Белорусским фронтом генерал армии К. К. Рокоссовский писал: «Учитывая успешную работу в тылу врага спецотрядов Вашего наркомата, оказавших существенную помощь фронту в деле разрушения Унечского и Гомельского железнодорожных узлов противника, мы просим оказывать дальнейшую помощь Белорусскому фронту посылкой ваших диверсионно-разведывательных отрядов для воздействия на перевозки и разрушение основных железнодорожных коммуникаций в тылу противника».

Конкретизируя задание, командующий фронтом поставил перед направляемыми в тыл врага отрядами задачу сбора данных о мероприятиях и действиях противника в районах Минска, Бобруйска, Пинска, железнодорожных станций Старушка и Лунинец; о месторасположении войск, аэродромов, складов, баз и других важных объектов; о перемещениях войск и характере грузовых военных перевозок и т. д.

Эти данные необходимы были командованию в связи с разработкой плана операции «Багратион», в осуществлении которого большое значение придавалось действиям партизан Белоруссии.

В ответ на просьбу фронта командование ОМСБОНа сформировало в конце 1943 г. три новых спецотряда общей численностью 110 человек. Командование отрядами было поручено офицерам-чекистам А. Н. Шихову (отряд «Богатыри» — 46 человек), Д. П. Распопову (отряд «Борцы» — 32 человека), Д. И. Кузнецову (отряд «Молот» — 32 человека). Отряды получили задание: посредством диверсий «воздействовать на коммуникации и маневренность войск врага в его тылу в направлении действий Белорусского фронта и вести разведывательную работу». В состав отрядов были включены семь офицеров состава фронтовой разведки и три сержанта — фронтовых радиста.

10 января 1944 г. все три отряда прибыли на Киевский вокзал столицы и погрузились в теплушки, прикрепленные к поезду «Москва — Брянск».

Путь через Брянск и Унечу лежал в г. Речица, где располагался штаб 1-го Белорусского фронта. За Брянском двери теплушек, несмотря на мороз, были раскрыты. Еще бы! Ведь многим бойцам эти места были так знакомы по прошлому, совсем недавнему заданию! Подрывники В. Голуб, В. Рассадин, Б. Бурондасов, Я. Фокин, Л. Семин, А. Завгородний, Д. Киселев, П. Бобров, Б. Мартынов с волнением всматривались в раскрывавшийся перед ними зимний пейзаж: по обе стороны недавно восстановленного пути то тут, то там виднелись еще не убранные, лежащие на боку разбитые паровозы и вагоны. Может быть, впервые так зримо и наглядно перед ними предстали результаты их боевых заданий. Сколько раз в составе отрядов Шихова, Каминского, Матвеева пробирались они короткими летними ночами 1943 г. к этой дороге! Какого напряжения сил и нервов стоила каждая операция! Как радовались сообщениям разведчиков и связных о ее итогах! Картины, разворачивавшиеся перед их глазами, воскрешали в памяти детали. Перебивая и дополняя друг друга, делились воспоминаниями с «новичками», которые с завистью смотрели на «бывалых».

В Речице командиры отрядов встретились с командующим фронтом генералом армии К. К. Рокоссовским, который уточнил задания и отдал распоряжение обеспечить отряды транспортом и доставить в недавно освобожденный партизанами Овруч.

Редкий случай автомобильного десанта в тыл врага

Морозным утром 14 января 1944 г. колонна мощных «студебеккеров» двинулась в сторону Овруча, куда прибыла на следующий день. Отсюда отрядам предстояло проникнуть через Бобруйские «ворота» в тыл врага и выйти в заданные районы действий. 17 января три отряда на восьми мощных автомашинах были доставлены в д. Тартак, расположенную в 60 км за линией фронта. Это был редкий случай осуществления глубокого автодесанта в тыл врага. Отсюда отрядам предстояло совершить лыжный переход к местам базирования. Бойцы несли на себе в общей сложности до 5 т различных грузов, включая рации, питание к ним, мины и тол.

В каждый отряд были включены офицеры связи с радистами от разведотдела Белорусского фронта для обеспечения службы информации и связи со штабом фронта.

Первоначально все три отряда передвигались вместе. Но обстановка в Полесье оказалась более сложной, чем предполагалось: сюда прибыли новые части и гитлеровцы организовали глубокоэшелонированную оборону, закрыв тем самым лесные «ворота», соединявшие Житомирскую область с партизанским краем. Отрядам было приказано самостоятельно перейти линию фронта и продвигаться к месту назначения.

По-разному сложился путь каждого из отрядов.

Сохранившийся в личном архиве полковника М. Ф. Орлова отчет командира отряда «Молот» старшего лейтенанта Д. И. Кузнецова дает достаточно подробное представление о боевом пути отряда и о результатах его диверсионных и разведывательных действий.

Отряд перешел линию фронта 16 февраля 1944 г. в 50 км юго-западнее ст. Житковичи. Его путь к месту назначения оказался наиболее длительным и трудным. Немцы преследовали отряд, навязывая ему тяжелые бои. Преодолев за 32 дня 650 км пути по лесам и болотам Полесской, Пинской и Минской областей, форсировав реки Ствигу, Припять и Случь, отряд 21 марта 1944 г. прибыл на базу Градова в Пуховичском районе Минской области.

«Условия перехода, — отмечалось в отчете, — были исключительно трудными еще и потому, что 11 бойцов заболели сыпным тифом. В трудных условиях вражеского тыла бойцы быстро поправились и были возвращены в строй».

За этими скупыми строками — подлинный подвиг боевых друзей заболевших воинов, местных партизан и мирных жителей, приложивших все усилия для того, чтобы вернуть их в строй. Для местных жителей это было связано с огромным риском: малейшее подозрение в связях с партизанами грозило им и их семьям арестом, пытками и смертью. Но подлинный гуманизм и патриотизм советских людей помогли им преодолеть чувство страха и смело и мужественно выполнять свой гражданский долг. Сколько подобных, казалось бы, незаметных, но от этого не менее героических поступков было совершено советскими людьми в годы войны на временно оккупированных врагом территориях! Помощь и поддержка, оказываемые местными жителями партизанам и десантникам, в конечном счете являлись едва ли не главным условием успешного выполнения боевых заданий.

Отряд «Молот» действовал в треугольнике Минск — Слуцк — Бобруйск. Особое внимание при этом было обращено на стратегически важную для немцев железную дорогу Минск — Бобруйск.

Командир отряда Д. И. Кузнецов, худощавый, среднего роста, крепкого телосложения, стройный, подтянутый тридцатилетний офицер, в прошлом шуйский рабочий, до войны преподавал в Московском институте физической культуры.

Рядом с ним его заместитель лейтенант М. Артемьев выглядел коренастым крепышом. Начальнику разведки капитану А. Сабинину было более 45 лет. Молодым бойцам он казался чуть ли не стариком. Могли ли они в свои 18–20 лет представить себе тогда, насколько было ему тяжелее, чем им, переносить все выпавшие на долю отряда испытания! В полную меру они осознали это лишь много лет спустя. Но бойцы отряда быстро оценили его как чекиста и разведчика, мужественно и профессионально грамотно выполнявшего особое задание и оберегавшего отряд от вражеских лазутчиков.

Радистками отряда были Н. Тюрина, Л. Прохорова и В. Коваленко. Валерия Коваленко была самой юной в отряде: ей не исполнилось и 18-ти, но партизанкой она стала уже в 16 лет на своей Родине — Украине.

Бойцы заботливо опекали трех «музыкантш», как с легкой руки командира они называли радисток: несли в походах — сверх обязательной «выкладки» — питание для раций и трехногого «солдата» ДРП-6»и» — ручную динамо-машину, чертыхаясь, крутили ее во время радиосеансов.

…Когда бывшие бойцы отряда «Молот», ныне седые ветераны войны и труда, встречаясь, вспоминают пережитое, память прежде всего воскрешает детали неимоверно тяжелого, почти двухмесячного похода по лесным массивам и бесконечным, едва прихваченным тонким льдом болотам Полесья и Пинщины. Казалось, гнилая вода всей земли встала здесь неодолимой преградой на пути отряда.

22 января 1944 г. Центру была передана первая радиограмма: «Линию фронта перешли с Украины западнее г. Овруч. Потерь не имеем». Первые десятки километров шли на лыжах. Но вскоре пришлось от них отказаться: «ростепель», как говорят в Белоруссии, спутала все карты. Лыжи отдали местным партизанам, предусмотрительно оставив себе по одной лыжной палке. И они сослужили бойцам добрую службу. С их помощью они «ощупывали» лед, проверяя перед каждым шагом его прочность. А когда кто-либо из них, оступившись, проваливался в ледяную воду по пояс, а то и по шею и даже с головой, товарищи с помощью палок помогали ему вновь подняться на лед.

Радистка отряда Валерия Коваленко вспоминает: «Монотонность ходьбы и усталость клонят ко сну. Как вскину глаза и немного распрямлюсь, вижу впереди себя высокую сутулую фигуру капитана Сабинина… Так шли уже много часов. Небо — низкое, хмуро-серое. Легкая поземка смела снег со льда. Под его тонким слоем угадывается черный зев болота. Вдруг раздался треск — и впереди уже нет фигуры капитана — лишь его голова торчит над полыньей. Он успел только вовремя разбросить по сторонам руки и, удержавшись надо льдом, растерянно произнес: «Товарищи! Что же это такое?!» Несмотря на серьезность положения, все, кто слышал эти слова, грохнули смехом. А я так просто залилась хохотом. И тут же была наказана: в следующее мгновение сама очутилась по пояс в воде».

На помощь Валерии поспешил старшина отряда Аверкин, но неудачно: лед треснул под ним, и он провалился под лед с головой. Когда он вынырнул, на нем не оказалось ни вещмешка, ни автомата, ни шапки-ушанки. Раз за разом, вновь и вновь Аверкин нырял под лед, пока не вынырнул с автоматом в руках. Это только несколько эпизодов «ледяного» похода отряда.

Уже во время этого тяжелейшего маршрута по вражескому тылу отряд открыл счет своим боевым делам. Бойцы спускали фашистские эшелоны, уничтожали полицейские комендатуры, вели разведку, передавая ценные сведения в штаб 1-го Белорусского фронта и в Центр.

На всем пути отряду оказывали большую помощь и поддержку местные жители и партизаны. Повсюду известие о том, что идут «москвичи», передаваемое «народным телеграфом», обгоняло отряд. Бойцов радостно и тепло встречали, окружали вниманием и заботой, делясь с ними последним; засыпали вопросами о Москве, о положении на фронтах; со слезами на глазах рассказывали о жертвах страшных фашистских злодеяний, об изуверской жестокости бандеровцев и власовцев; просили бить врага без пощады.

Но это создавало и опасную ситуацию: о переходе тремя отрядами линии фронта вскоре узнали фашисты. На их пути появились засады полицаев и власовцев. Фашистское командование организовало настоящую охоту за десантниками: их преследовали кавалеристы, обстреливал бронепоезд, искали с воздуха, самолеты-разведчики. Благодаря умелым действиям командиров и разведки каждый раз удавалось выходить из опасных положений и из небольших стычек с врагом без потерь.

Отряды проходили целые районы, где под охраной партизанских бригад и соединений была восстановлена Советская власть, действовали советские законы.

Незабываемое впечатление на бойцов произвели своей организованностью, дисциплиной, дерзкими, но тщательно подготовленными действиями конная бригада Тихомирова, соединение В. Козлова, бригада Мормулева.

В «партизанской столице» — с. Песочном — был свой клуб, под который была приспособлена длинная хозяйственная постройка. 2 марта 1944 г. бойцов отряда «Молот» пригласили в этот клуб на торжественное собрание и концерт, посвященные двухлетию отряда им. Щорса. Неожиданным сюрпризом для москвичей явился высокий исполнительский уровень некоторых номеров. Как выяснилось, выступали партизаны, в недавнем прошлом профессиональные артисты: гипнотизер из Смоленска, певец из Ленинграда и др. Взволнованно воспринимались партизанские песни, наполненные болью и гневом, в них звучал страстный призыв к борьбе с оккупантами. Концерт завершился выступлением радистки отряда Нади Тюриной. Она передала партизанам привет из далекой столицы, рассказала о положении на фронтах. В эту мартовскую ночь на поляне, освещенной серебристым светом полной луны, танцевали до рассвета.

И вновь поход по партизанским зонам и территории, контролируемой немцами и полицаями.

Не забыть лесных куреней, где ютились семьями, спасаясь от карателей и полицаев, жители полесских и пинских сел и хуторов. Их косил страшный недуг — сыпной тиф. В связи с заболеванием бойцов «Молот» вынужден был приостановить движение. Заботу о больных взяли на себя фельдшер отряда И. Житло, радистки, партизанские врачи, местные жители с. Мрочки Гресского района Минской области. Благодаря их заботам все больные вернулись в строй.

В конце марта 1944 г. отряд прибыл без потерь на базу соединения Градова. Здесь произошла волнующая встреча с однополчанами, ушедшими в тыл врага в марте 1942 г. Уже самим своим видом лагерь создавал впечатление стабильности, уверенности, силы: добротные, отапливаемые зимние землянки, площадь для построений и занятий, стрельбище, медицинская часть, хозблок. К дереву прибит свежий номер стенгазеты. Нити связей тянулись отсюда более чем к 400 подпольным организациям и группам. Соединение Градова можно было по праву назвать интернациональным: среди бойцов были венгерские, австрийские, немецкие антифашисты и целая рота чехов и словаков. Как мы узнали, эта рота, с которой установили связь градовцы, прибыла в лагерь из Минска на грузовиках, с оружием и боеприпасами и сразу же активно включилась в борьбу с фашистами. По вечерам у партизанских костров звучали наряду с русскими и белорусскими задорные чешские и словацкие песни. В лагере хорошо была поставлена спортивная и физическая подготовка. Сказалась роль воинов-спортсменов!

На следующий по прибытии отряда день перед бойцами «Молота» выступил командир соединения. Ваупшасов ознакомил с конкретной обстановкой в районе будущих действий, с системой охраны железных дорог и выразил уверенность, что отряд выполнит свою задачу, обещав всемерную помощь.

В тот же день приказом командира отряда были созданы три группы подрывников под командованием: Ф. Эскрибано (зона действия — участок железной дороги Минск — Бобруйск), В. Щетинина (участок Минск — Вильно), И. Бездудного (дорога Минск — Борисов). Но при этом основные усилия отряда были сосредоточены на магистрали Минск — Бобруйск. Приступили к работе и разведчики отряда, используя сложившиеся у градовцев широкие связи с подпольщиками.

Еще раньше в Центр начали поступать донесения о результатах разведывательных и диверсионных действий отрядов А. И. Шихова и Д. П. Распопова.

6478419.jpg
Командир отряда старший лейтенант государственной безопасности Кузнецов Дмитрий Иванович

Родился 11 января 1910 года в городе Шуя Ивановской области. В 1933 году окончил Московский Государственный центральный институт физической культуры, в 1936 году — аспирантуру. Преподаватель гимнастики.

Член ВЛКСМ с 1925 года, кандидат в члены ВКП(б) с 1939 года, член ВКП(б) с 1941 года. В 1933 году прошел высшую вневойсковую подготовку и выдержал испытание на должность командира взвода пулеметных частей. В 1938 году, после армейских учебных сборов, присвоено звание младшего лейтенанта запаса.

С 7 июля 1941 года добровольно вступил в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения НКВД СССР (ОМСБОН НКВД СССР).

С ноября 1941 года — командир группы подрывников-минеров в составе сводного отряда ОМСБОН под командованием майора Шперова Михаила Никифоровича (в боевых приказах отряд именовался инженерной группой оперативных заграждений Западного фронта). Отряд выполнял задачи по организации специальных инженерно-подрывных работ на северных подступах к Москве, на рубежах, где оборонялись 1-я Ударная, 16-я и 30-я армии. Кузнецов со своей группой обеспечил планомерный отход частей Красной Армии и их укрепление на новых рубежах.

В июле 1942 года воевал на тульском направлении, с августа 1942 года — на Закавказском фронте, в составе Грозненской дивизии внутренних войск НКВД. Группа саперов под командованием старшего лейтенанта Кузнецова установила 2500 противотанковых мин и фугасов на подступах к городу Грозный, разминировала 3000 мин и 750 кг вражеских авиабомб замедленного действия. Выполняя задание по разминированию города Малгобек, саперы группы Кузнецова извлекли и уничтожили 60 противотанковых мин.

За успешное выполнение боевых задач, приказом № 05/н от 20.01.1943 года по Грозненской стрелковой дивизии, старший лейтенант Кузнецов был награжден медалью «За боевые заслуги».

С 17.1.1944 по 12.7.1944 г. — командир отряда «Молот». За мужество проявленное в боевых действиях в тылу врага награжден орденом Ленина.

1714698.jpg 2559756.jpg

0385933.jpg
Заместитель командира отряда лейтенант Артемьев Михаил Алексеевич

Родился 14 ноября 1915 года в Москве. В 1937 году окончил Московский областной техникум физической культуры. В том же, 1937 году, после армейских учебных сборов, Артемьеву было присвоено звание младшего лейтенанта запаса.

В августе 1941 года добровольно вступил в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения НКВД СССР (ОМСБОН НКВД СССР). С ноября 1941 года — командир отделения минеров в составе сводного отряда ОМСБОН под командованием майора Шперова Михаила Никифоровича (в боевых приказах отряд именовался инженерной группой оперативных заграждений Западного фронта). Отряд выполнял задачи по организации специальных инженерно-подрывных работ на северных подступах к Москве, на рубежах, где оборонялись 1-я Ударная, 16-я и 30-я армии.

С августа 1942 года — на Закавказском фронте, в составе Сухумской дивизии внутренних войск НКВД, командир взвода минеров. За успешное выполнение боевых задач, приказом № 02/н от 04.04.1943 года по Сухумской дивизии внутренних войск НКВД, младший лейтенант Артемьев был награжден медалью «За боевые заслуги».

С 17.1.1944 по 12.7.1944 г. — заместитель командира отряда «Молот». За мужество проявленное в боевых действиях в тылу врага награжден орденом Красного Знамени.

После войны учился в военном институте иностранных языков. С 1947 года — в отставке, работал преподавателем физкультуры в Московском областном педагогическом институте.

Начальник разведки отряда капитан Сабинин Степан Алексеевич

Данных в Центральном архиве Министерства обороны РФ (ЦАМО) на него не нашлось…

Родился в 1899 году, русский. Член ВКП(б). Участник Гражданской войны в 1918-1922 гг. С началом Отечественной войны добровольно вступил в Отдельную мотострелковую бригаду Особого Назначения (ОМСБОН) НКВД СССР, затем в составе ОСНАЗ НКГБ СССР. С 13 февраля 1942 года в тылу противника, затем с января по ноябрь 1943 года и с 17 января по 12 июля 1944 года.

За мужество проявленное в боевых действиях в тылу врага награжден орденом Отечественной войны 1-й степени. Из наградного листа:

За шесть месяцев пребывания в тылу врага в 1944 году, в должности заместителя командира отряда спецназначения, умело организовал боевую разведку, что позволило добыть 104 ценных разведданных о противнике, которые были своевременно переданы в центр и штаб 1-го Белорусского фронта. Под его непосредственным руководством было осуществлено 13 диверсионных актов. Взорвана водокачка на станции Тимковичи на железнодорожной линии Слуцк-Барановичи и уничтожены: 2 танка с экипажами противника, 4 грузовых автомашины, паровоз, 2 вагона, 1 цистерна с горючим, 2 укрепленных точки с двумя ДОТами, 300 мтр телефонной сети, убито 6 офицеров и 39 немецких солдат, ранены 2 офицера.

Капитан Сабинин С.А. сам лично проникал во вражеские гарнизоны, где изучал обстановку и ставил задачи разведке. В м. Гресск разложил гарнизон немецких полицейских, в результате чего 36 полицейских с полным вооружением перешли на сторону отряда и доставили секретные документы и планы укрепленных точек противника.

По добытым тов. Сабининым С.А. разведданным советская авиация в ночь на 18.06.1944 года бомбардировала аэродром противника у д. Лощица (Лошица), уничтожив при этом 10 самолетов противника, у д. Мачулище разрушен аэродром противника и уничтожено 100 немцев и 50 полицеских; при бомбежке у совхоза «Сенница» разрушено основное здание радио-локационной станции. Храбро сражался в пяти боях против немецких захватчиков.

Капитан Сабанин С.А. правильной организацией разведки способствовал успешному проведению всей диверсионной работе всех подрывных групп отряда.

1.jpg 2.jpg

5999667.jpg
Командир группы подрывников лейтенант Эскрибано Дельгадо Фелиппэ

Родился в 1921 году в Мадриде. Член компартии Испании с 1939 года, в том же году переехал в СССР, окончил авиашколу. На фронте с мая 1942 года — подрывник 5-й отдельной инженерной бригады. С ноября 1942 года — командир роты 15-го отдельного гвардейского батальона минеров, с марта 1943 — командир роты Высшей школы особого назначения НКВД СССР (в настоящее время — Академия внешней разведки). С июля 1943 года — в ОСНАЗЕ. Неоднократно в составе спецгрупп выполнял задания в тылу противника. За мужество проявленное в боевых действиях в тылу врага награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды. После войны окончил Ленинградское военно-инженерное училище. С 1946 года — в отставке, работал в «Укрвзрывпроме».

Из книги «Ненависть, спрессованная в тол», написанной ветеранами ОМСБОН — ОСНАЗ. Один из авторов — подрывник отряда «Молот» Феликс Львович Курлат:

В ночь с 7 на 8 апреля 1944 г. подрывной группой Ф. Эскрибано из отряда Д. Кузнецова был взорван бронепоезд на полустанке Каменевка (у ст. Талька) на участке дороги Марьина Горка – Осиповичи. При содействии местного жителя – 16-летнего Ивана Соловьянчика – группа под носом у фашистской охраны проникла на полустанок, и подрывники Я. Фокин и Е. Лазаревич заложили неизвлекаемую мину. При отходе группу накрыл луч прожектора, и ее обстреляли из пулеметов и пушек. Но бойцам удалось благополучно добежать до спасительного леса. «В этот момент, – вспоминает подрывник Л. Семин, – ярко-белая вспышка как молния осветила всю местность. Сильный взрыв потряс воздух, за ним последовало пять взрывных ударов». Группа еще не успела вернуться на базу, а там уже были известны результаты диверсии. «Как вам удалось накрыть эту «цель»? – спрашивал у Эскрибано С. Ваупшасов. – Ведь мы так долго охотились за нею!» Центр и командование фронтом специальной радиограммой объявили группе особую благодарность и пожелали новых успехов. Через несколько дней группа, в которую входил и автор этих строк, вновь вышла на задание. Нас вновь вел тот же проводник Иван. Майская ночь коротка. Дважды подрывники безуспешно пытались пройти к путям на перегонах, но их засекали и обстреливали часовые и патрули. Тогда Иван предложил проникнуть на ст. Верейцы в расчете на то, что фашисты меньше всего ждут нас на станции и поэтому там охрана будет не столь бдительной. Удачно обойдя посты, Иван вывел группу к полотну железной дороги. Фелиппэ и Иван залегли в охранении. Я. Фокин и Е. Лазаревич быстро установили на первом пути мину нажимного действия. Мы с Л. Семиным на втором пути ставили неизвлекаемую мину. Работа требовала особой осторожности: контакты электровзрывателя – коварные спирали – могли сомкнуться при малейшей оплошности. Нельзя было оставлять никаких следов: ведь при утреннем обходе фашисты тщательно проверяют пути. Выбираем землю, кладем в плащ-палатку. Ставим толовый заряд, на него – минный ящик с щепкой-предохранителем, не дающим спиралям сомкнуться. И вдруг в воздух взвилась ракета. Упали в тень стоящего на соседних путях вагона. К счастью, фашисты нас не заметили. Быстро зарываем мину, сняв с предохранителя, выкладываем вдоль пути камешки, забеленные известью, и уходим, унося в плащ-палатке лишнюю землю.

Группа спешно отошла к лесу. В этот момент со стороны Марьиной Горки раздался мерный стук колес – эшелон набирал скорость (на перегонах, опасаясь мин, поезда шли медленно, а промежуточные станции проскакивали на большой скорости). «На мою идет!» – сказал Фокин. Сердце стучит в унисон долгим секундам напряженного ожидания: сейчас, еще миг, еще!.. Но эшелон проскочил станцию, продолжая свой путь на фронт. Мина не сработала! Трудно передать состояние Якова: такого у него, опытного подрывника, еще не бывало! Он тут же заявил: «Я сам на следующую ночь пойду на станцию, найду мину, исправлю ошибку! Нельзя, чтобы зря пропадало столько тола!»

– Ну что ж! Пойдем все вместе! – сказал Фелиппэ. Долгий летний день провели в лесу, а с наступлением вечера стали пробираться к станции. Залегли в небольшом овражке, заросшем кустарником, метрах в ста от полотна дороги, вдоль которого прогуливались немцы с девушками. Нельзя было и рукой шевельнуть, отогнать от себя комаров: движение ветки или руки могло быть замечено. Наконец стемнело, все стихло. «Пора!» – сказал Фелиппэ. На этот раз усилили охранение. К полотну подползли Яков Фокин и Женя Лазаревич. Как же долго их не было, ведь секунды казались нам часами! Наконец мы уловили впереди движение в кустах. «Порядок!» – шепнул Яков. «Отходим!» – шепотом скомандовал Фелиппэ. Только в лесу немногословный Яков доложил: «Еле нашел чертову мину! Оказывается, стержень стал под углом, не вертикально. Вот почему она не сработала».

Минут через двадцать лес вздрогнул от удара двух последовавших один за другим взрывов: случилось так, что обе мины сработали почти одновременно. Было уничтожено два паровоза, 16 платформ с пушками, 14 платформ с танками. Движение на дороге было прервано на много часов.

6378984.jpg
Командир группы подрывников ефрейтор Бездудный Иван Сергеевич

1.jpg 2.jpg 3.jpg

6271281.jpg 6380476.jpg

4.jpg 5.jpg

Подрывник отряда красноармеец Палеха Иван Александрович

Подрывник-автоматчик, на фронте с 1941 года в составе 2-го мотострелкового полка Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН) НКВД СССР, после переформирования ОМСБОНа в 1943 году — в составе 2-го парашютно-десантного батальона минеров Отдельного отряда особого назначения (ОСНАЗ) НКГБ СССР.

Из книги «Ненависть, спрессованная в тол», написанной ветеранами ОМСБОН — ОСНАЗ. Один из авторов — подрывник отряда «Молот» Феликс Львович Курлат:

Завершающей операцией отряда Д. Кузнецова явился огневой налет на железнодорожный мост близ ст. Талька. Вот как сообщалось об этом в радиограмме в Центр:

«27 июня 1944 г. Дельгадо Фелиппэ Эскрибано, Евгений Лазаревич, Яков Фокин, Феликс Курлат, Леонид Семин, Иван Палеха, Петр Зуев, местные жители Соловьянчик, Воронич, подойдя к охране железнодорожного моста (на 100 метров) через реку Талька в районе станции Талька, совершили внезапный налет на охрану противника. Противник испугался и сам взорвал мост, думая, что это части Красной Армии. На ст. Осиповичи остались недвижимыми и были захвачены фронтовыми частями в качестве трофеев несколько воинских эшелонов врага.»

1043269.jpg 6558036.jpg

Для награждения ОСНАЗовцев, 3 ноября 1944 года лично командиром отряда полковником Орловым из наградного отдела Главного Управления Кадров Народного комиссариата обороны (ГУК НКО) были получены 15 орденов Славы 3-й степени. Награды были вручены 5 ноября (3 ордена) и 9 ноября (11 орденов) — к годовщине Октябрьской революции. Один знак, по-видимому, был возвращен в наградной отдел ГУК НКО.

111.jpg 222.jpg

333.jpg 444.jpg

Подрывник отряда красноармеец Иванненков Адольф Семенович

За мужество проявленное в боевых действиях в тылу врага награжден орденами Отечественной войны 1-й степени и Славы 3-й степени.

9195149.jpg 8418166.jpg

01.jpg 02.jpg

03.jpg 04.jpg

В составе отряда было три радистки — Тюрина Надежда Ивановна, Коваленко Валерия Семеновна, Прохорова Людмила Васильевна.

Из воспоминаний Валерии Семёновны Коваленко:

7157451.jpg

blicau_i_kovalenko_1.jpg
Блицау Эмиль Евгеньевич и Коваленко Валерия Семеновна встретились на войне, и больше не расставались.

1f_0.png

В спецотряде «Молот» нас было три девушки. Людмилу Прохорову, ныне Бодак, я знала по радиошколе. Она не только сама хорошо работала на ключе, но и была инструктором радиоотдела. Перед самой войной она успела закончить физико-математический факультет Горьковского педагогического института. В ее характере счастливо сочетались серьезность и веселость. Потом, уже в отряде, она не раз в трудные моменты разряжала обстановку шуткой и звонким смехом.

С Надеждой Тюриной — москвичкой, спортсменкой — я познакомилась в последний день формирования отряда. Смуглолицая, со светло-карими бархатными глазами, очень общительная и доброжелательная, она была настоящим коммунистом, старшим и верным товарищем. Наши симпатия и дружба возникли сразу и продолжались до недавней ее смерти.

Готовить к заданию наш отряд начали в конце декабря 1943 года. По распоряжению командования заброску в тыл врага на парашютах заменили пешим переходом линии фронта. Задача — пройти в район Минска, где действовала партизанская бригада полковника-чекиста Станислава Алексеевича Ваупшасова, тогда известного под именем Градова. Не вступая в бой с противником, в пути наш отряд выполнял разведывательно-диверсионные и оперативные задания.

Почти два месяца длился этот тяжелейший поход. Все необходимое несли на себе: взрывчатку, патроны, автоматы, а также вещмешки с одеждой и продуктами. У девушек ноши тоже были не по девичьим плечам: радиостанция с комплектом батарей, личное оружие, вещмешки. Шли только ночью, стараясь ничем не выдать себя… Дневали в заснеженных стогах сена или в лесу. Порой кидало в дрожь от голодного волчьего воя. Переходили «шоссейки» и «железки», форсировали реки и речушки.

Но самым трудным был переход по непромерзающим торфяным Пинским болотам: шли по колено в воде и не однажды проваливались по грудь, а то и по шею в февральскую ледяную купель. И нужно было позаботиться в первую очередь о сохранности радиостанции «Белка-4-Д» и питания к ней: не разбить, не утопить!

… Май 1944 года. Партизаны уже изрядно поработали: на боевом счету взорванные мосты, пущенные под откос эшелоны, разгромленные гарнизоны врага. И тогда немцы блокировали партизанское соединение Градова, не жалея авиации и артиллерии. Прижали к реке Птичь. От наспех сшитой переправы, по которой успели перебраться партизаны и местные жители зоны, остались лишь свободно плавающие бревна. Выход один — нам добираться вплавь. В разгаре весеннее половодье, река слилась с болотами, желанный берег еле просматривался. Разделись, связали узлы из плащ-палаток — и в воду.

Плыву и вдруг чувствую: что-то тянет вниз. Ухожу под воду и вновь всплываю, судорожно глотаю воздух: «Тону!»

Вижу, подплывает ко мне наш подрывник Феликс Курлат. Впилась в его шею обеими руками.
— Ой, дивчино, не души, так вместе потонем, — взмолился Феликс, — держись одной рукой, держись за плечо.

Я опомнилась, простонала:

— Ноги свело судоргой… — В страхе: — А где мой узел? Плащ-палатка с завязанной в ней радиостанцией и шифрами мерно покачивалась на волнах. Подгребая каждый одной рукой, мы оба добрались до берега… с узлом спасенным.

Не помню, поблагодарила ли я Феликса? Взаимовыручка была неписаным нашим законом. Иначе бы не вынесли всего, что пришлось.

Коваленко В.С. вспоминает:

Разведывательно-диверсионный спецотряд «Молот» входил в отдельную мотострелковую Бригаду особого назначения (ОМСБОН). Эта Бригада была создана из добровольцев: спортсменов, студентов различных вузов, пограничников, чекистов, политэмигрантов на 5-й день Отечественной войны. На стадионе «Динамо» есть мемориальная доска. Бригада ОМСБОН стала впоследствии базой подготовки групп и отрядов для заброски в тыл противника. Она готовила различных специалистов и постоянно пополняла свои ряды. В 1942 году сюда меня направил для приобретения военной специальности Эсманский партизанский отряд, где мне вместе с матерью пришлось пройти жестокие испытания в мои неполные 17 и навсегда потерять мать и других близких мне людей на оккупированной тогда Украине… В спецотряде «Молот», куда меня определили после учебы, нас было три девушки. Людмилу Прохорову, ныне Бодак, я знала по радиошколе. Она не только сама хорошо работала на ключе, но и была инструктором радиоотдела. Перед самой войной она успела закончить физико-математический факультет Горьковского педагогического института. В ее характере счастливо сочетались серьезность и веселость. Потом, уже в отряде, она не раз в трудные моменты разряжала обстановку шуткой и звонким смехом. С Надеждой Тюриной — москвичкой, спортсменкой — я познакомилась в последний день формирования отряда. Смуглолицая, со светло-карими бархатными глазами, очень общительная и доброжелательная, она была настоящим коммунистом, старшим и верным товарищем. Наши симпатия и дружба возникли сразу и продолжались до недавней ее смерти. Готовить к заданию наш отряд начали в конце декабря 1943 года. По распоряжению командования заброску в тыл врага на парашютах заменили пешим переходом линии фронта. Задача — пройти в район Минска, где действовала партизанская бригада полковника-чекиста Станислава Алексеевича Ваупшасова, тогда известного под именем Градова. Не вступая в бой с противником, в пути наш отряд выполнял разведывательно-диверсионные и оперативные задания. Почти два месяца длился этот тяжелейший поход. Все необходимое несли на себе: взрывчатку, патроны, автоматы, а также вещмешки с одеждой и продуктами. У девушек ноши тоже были не по девичьим плечам: радиостанция с комплектом батарей, личное оружие, вещмешки. Шли только ночью, стараясь ничем не выдать себя… Дневали в заснеженных стогах сена или в лесу. Порой кидало в дрожь от голодного волчьего воя. Переходили «шоссейки» и «железки», форсировали реки и речушки. Но самым трудным был переход по непромерзающим торфяным Пинским болотам: шли по колено в воде и не однажды проваливались по грудь, а то и по шею в февральскую ледяную купель. И нужно было позаботиться в первую очередь о сохранности радиостанции «Белка-4-Д» и питания к ней: не разбить, не утопить! … Май 1944 года. Партизаны уже изрядно поработали: на боевом счету взорванные мосты, пущенные под откос эшелоны, разгромленные гарнизоны врага. И тогда немцы блокировали партизанское соединение Градова, не жалея авиации и артиллерии. Прижали к реке Птичь. От наспех сшитой переправы, по которой успели перебраться партизаны и местные жители зоны, остались лишь свободно плавающие бревна. Выход один — нам добираться вплавь. В разгаре весеннее половодье, река слилась с болотами, желанный берег еле просматривался. Разделись, связали узлы из плащ-палаток — и в воду. Плыву и вдруг чувствую: что-то тянет вниз. Ухожу под воду и вновь всплываю, судорожно глотаю воздух: «Тону!» Вижу, подплывает ко мне наш подрывник Феликс Курлат. Впилась в его шею обеими руками. — Ой, дивчино, не души, так вместе потонем, — взмолился Феликс, — держись одной рукой, держись за плечо. Я опомнилась, простонала: — Ноги свело судоргой… — В страхе: — А где мой узел? Плащ-палатка с завязанной в ней радиостанцией и шифрами мерно покачивалась на волнах. Подгребая каждый одной рукой, мы оба добрались до берега… с узлом спасенным. Не помню, поблагодарила ли я Феликса? Взаимовыручка была неписаным нашим законом. Иначе бы не вынесли всего, что пришлось. Архивные данные: с января по июнь 1944 года в условиях суровой зимы и весенней распутицы разведывательно-диверсионный отряд «Молот» прошел 650 километров по вражеским тылам; убито и ранено 577 фашистских солдат и офицеров, полицаев и других предателей Родины; взято в плен 2 офицера и 15 солдат; произведено 52 взрыва; пущено под откос 2 бронепоезда, 15 эшелонов, при этом разбито 17 паровозов, 112 вагонов и платформ с живой силой, продовольствием и военной техникой; разрушено 790 метров железнодорожного полотна, 1195 метров телефонно-телеграфной линии, взорваны одна водокачка, обслуживающая паровозы и цистерны с горючим, 78 грузовых автомашин с техникой и живой силой, один железнодорожный мост. День Победы я встретила на новом задании. Наши войска ушли за пределы Родины. А в белорусских лесах еще скитались недобитые гитлеровцы: одни стремились пробиться в Германию, другие — совершали нападения на наши тыловые части, третьи — собирали сведения разведывательного характера. У некоторых из них были радиопередатчики. Наша оперативная группа под руководством опытных чекистов выдавала себя за одну из «патриотических» немецких групп. Среди нас были немцы — антифашисты и пленные радисты, которых удалось склонить к работе на советскую разведку под нашим контролем. Началась радиоигра. Во вражеский центр в Берлине исправно летели шифровки — якобы о «боевых действиях» против частей Советской Армии, о «собранной ценной информации разведывательного характера». Это была очень умело составленная нашим командованием дезинформация. Не раз мы принимали сброшенные с самолетов огромные тюки с оружием, боеприпасами, медикаментами — и все отправляли на фронт, своим. Исправно получали информацию о заброске в наш тыл диверсионных групп, которые вовремя обезвреживали. А однажды… На указанные нами в шифровке координаты вылетел вражеский самолет. Предупредили фронтовых зенитчиков — пропустить. У нас все готово для встречи. Ярко пылают костры. Самолет приземляется. Выходят двое. Их встречают наши товарищи-немцы, одетые для этого случая в гитлеровскую форму. Обмениваются нацистскими приветствиями и вручают секретный пакет летчику: в Берлине он подтвердит наличие «успешно действующих, преданных рейху групп». А тем временем «гостей» вводят в землянку… и они попадают в руки советских разведчиков… Несколько месяцев продолжалась эта радиоигра под кодовым названием «Березино». Мы, радисты, находились на вахте по 8 часов — вместо 4-х по норме. Наш непосредственный начальник — старший радист Борис Дмитриев, в своем деле ас, работал с Центром в Берлине. Алексей Крылов контролировал передачи немецкого радиста. Сергей Бобков и я держали связь с 1 Белорусским фронтом и Москвой. Помню милых девушек-переводчиц Тамару Ивановну и Елену Долгову. Переводимые ими на немецкий язык тексты не вызывали сомнений у гитлеровцев. Работали успешно, жили дружно. Второго мая 1945 года Борис Дмитриев принял из Берлина сообщение о самоубийстве Гитлера. Помню и последнюю радиограмму из вражеского центра, адресованную нам: командование благодарит офицеров и солдат за верность долгу до конца, но приказывает сдаться в плен русским, так как Германия вынуждена капитулировать… Здорово же, оказывается, все мы поработали, коль остались неразгаданными, да еще и удостоились благодарности! Мы ликовали, смеялись и плакали от счастья: вот она и пришла — долгожданная Победа! На этом задании я встретила и свою судьбу — будущего мужа — Эмиля Блицау, отважного минера-разведчика, с сопровождающей его всю жизнь пулей в 2-х сантиметрах от сердца.

Из воспоминаний Надежды Ивановны Тюриной:

Партизанская служба — круглосуточная, тяжелая работа каждого и всех вместе. Работа, потребовавшая мобилизации всех физических и духовных сил каждого из нас и всех вместе. Работа с полной отдачей всего, что было в человеке: знаний, находчивости, решимости, смелости, взаимовыручки. И то, что наш небольшой отряд «Молот» в составе 29 человек выполнил задание и не потерял ни одного бойца, — тоже заслуга каждого из нас и всех вместе.

Особенно оберегали нас, трех радисток: Валерию Коваленко, Людмилу Прохорову и, конечно, меня. Ведь без рации нельзя передать добытые сведения, сообщить о действиях отряда — вся задуманная операция в тылу врага могла потерять смысл. Сама радистка в минуту смертельной опасности думала не о себе — она прикрывала своим телом рацию…

Опасностей же на своем пути мы встретили немало. А вот такого не предвидели: пятеро наших мужчин заболели тифом, подцепили болезнь, когда проходили через тифозное село. Пришлось задержаться в другом населенном пункте, удаленном от основных дорог.

Местные жители отнеслись к нам хорошо. Больных мы уложили на сене в сенцах одного дома, по очереди дежурили, ухаживали за ними. Однажды ко мне подошла старушка и говорит:

— Милая, ваш партизанский хлопец у меня в доме, наверное, с ума сошел, бормочет что-то несусветное, поди посмотри, послушай…

Подошла к открытому окну и вижу: Феликс Курлат в нижней рубашке навыпуск читает наизусть «Евгения Онегина»… Так он проверял свою память после тифа.

Скорейшему выздоровлению помог парням наш фельдшер, сержант Иван Житло. Он родом с Кубани. Молодцом он ездил верхом на лошади и нас, девчат, тоже обучал держаться в седле. С чувством благодарности жителям мы покинули село. Начали наш марш-бросок — стремительный ночной переход по замерзшим пашням, вдали от дорог. И все же вынуждены были пройти через село, в котором немцы справляли какой-то праздник. Стараясь ничем себя не выдать, мы в маскхалатах пробирались под окнами хат, откуда раздавались пьяные голоса фашистов. Нам удалось прихватить первую свою добычу — «языка».

До рассвета предстояло перейти железную дорогу, проложенную между Двумя крутыми скатами, на вершине которых проходило двухрядное проволочное заграждение с сигнализацией. Как сумели пролезть между натянутыми проводами и не задеть их, до сих пор гадаю. Очутились на другой стороне «железки» целы, невредимы. И когда были уже в лесу, услышали запоздалую стрельбу.

На пути оказалось новое препятствие. Глубокий овраг. И тут «сработала» партизанская смекалка — перебросили бревно. Я бы, наверное, в другое время не смогла пробежать по бревну так высоко над пропастью. Помогли, видимо, спортивные навыки еще со школы. А вот Люся боялась высоты, но нашла выход: оседлала бревно, а ребята взяли ее за руки и переволокли на другую сторону.

Наконец, добрались в район, занятый партизанами и где восстановили советскую власть. Местные жители пришли нам на выручку — по «цепочке» передавали от села к селу на своих подводах. В райцентре собралось несколько партизанских групп для координации действий в тылу врага в связи с предстоящей общеармейской наступательной операцией по разгрому врага «Багратион». Там состоялся общий с местными жителями митинг.

Ранней весной мы прибыли в партизанское соединение полковника «Градова» (Ваупшасова), совместно с которым наш отряд участвовал в боях против карательных отрядов фашистов.
За 7 месяцев пребывания в тылу врага радиосвязь с Большой землей (Центральным штабом партизанского движения) была регулярной, несмотря на сложные условия. Радистки — Валя Коваленко, Люся Прохорова (ныне Бодак) показали себя не только высококлассными специалистами, но и задушевными моими подругами на всю жизнь, на все мирные годы…

Нам с Валерией боевой товарищ из Тулы Леонид Семин прислал 26 школьных тетрадок. Тогда он был моложе всех нас, смелый до отчаянности, но беспрекословно подчинялся дисциплине. Прочитали мы его тетрадки и поразились: да ведь это достоверная летопись нашего отряда! Какой же цепкой памятью, наблюдательностью обладал наш юный Леня!

Давайте зачитаем всего две выдержки. Время действия: прибытие отряда к месту назначения — партизанскую зону Героя Советского Союза Станислава Алексеевича Ваупшасова (Градова).

«Нас, подрывников, пригласили в штаб. Выступил командир партизанского соединения. «Товарищи, — сказал он, — вам предстоит выполнить трудное и опасное задание. Сложившаяся обстановка такова: железная дорога Минск — Бобруйск — основная артерия, по которой немцы везут войска, технику, боеприпасы и продовольствие на фронт. Дорога тщательно охраняется круглосуточно. Ночью, кроме часовых, ходят патрули. Устраивают засады на партизан. Имеются две подвижные, хорошо вооруженные группы с собаками для борьбы с нашими диверсионными группами. Бояться их не следует. Были уже стычки, но немцы в лесу далеко не преследуют. Лес по обеим сторонам железной дороги вырубили. Подходы к полотну усыпаны воспламеняющимися ампулами и заминированы. На телеграфных столбах пристроены прожектора. Сооружены наблюдательные вышки. Охраняют железную дорогу два бронепоезда с радиостанциями и десантом, который вооружен автоматами, легкими минометами.

Центральный штаб партизанского движения приказал уничтожить бронепоезда. Ежедневно на задание уходят несколько групп и возвращаются ни с чем. Так что выполнить задание не так-то просто. Но нужно!»

Воспроизведенная Леней речь С. А. Ваупшасова дает представление о том, в каких условиях довелось действовать бойцам нашего отряда. Вскоре «охотники» за бронепоездом скрылись в неизвестном для нас направлении.

В первую группу, командиром которой назначили испанца-антифашиста Филиппе Эскрибано, вошли Яков Фокин, Леня Семин, Феликс Курлат и Евгений Лазаревич. Прошло более двух недель, а их все нет. Наконец все пятеро вернулись целехонькие, веселые. Их сразу окружили, стали поздравлять с успешной диверсией. Наш командир, старший лейтенант Кузнецов, весь сияющий, сказал:

— Ну, милые девчата, отстукивайте в Москву и в штаб генерала Рокоссовского радостную телеграмму.

И конечно, всем интересно было узнать, как ребятам удалось совершить эту диверсию.

В тетрадке Лени есть такая запись: «Больше недели мы на задании, а результатов никаких. Подкрадывались к полотну дороги в разных местах и каждый раз отходили: то неудобная позиция, то обнаруживали нас, то поблизости — сторожевые будки… Остановились отдохнуть в совхозе, рассказали о своих неудачах местным партизанам. Дали они нам проводника мальчика Ваню, лет шестнадцати, горбатенького. Он знал здешние места, как свои пять пальцев, проводил нас дождливой ночью к полустанку… Когда мы подорвали бронепоезд и укрылись в лесу, все благодарили своего проводника — горбатенького, бесстрашного Ваню. И командир доложил о нем, как о равном участнике диверсии».

В составе отряда находилась группа разведотдела штаба 1-го Белорусского фронта:

Старший лейтенант Бредихин А. Г., офицер разведотдела (данных в ЦАМО нет)
Старшина Савченко Александр Иосифович, командир спецгруппы (пропал без вести во время Берлинской операции)
Сержант Ванявкин Анатолий Ильич, радист (пропал без вести во время боев за Польшу)

Старшина Савченко Александр Иосифович. За мужество проявленное в боевых действиях в тылу врага в составе «Молота» награжден oрденoм Красного Знамени.

7616172.jpg 2703845.jpg

777.jpg 0825528.jpg

1553975.jpg
Подрывник-автоматчик отряда ефрейтор Щетинин Всеволод Борисович

За мужество проявленное в боевых действиях в тылу врага в составе «Молота» награжден oрденoм Отечественной войны 1 степени.

7003903.jpg

В 1943 году, за участие в боевых действиях в составе отряда лейтенанта Каминского, был награжден oрденoм Красного Знамени.

9760673.jpg 4828432.jpg

 

ДОПОЛНЕНИЕ с портала «Партизаны Беларуси»

По состоянию на 31.10.2019 года (портал постоянно пополняется) удалось найти данные о награждении 28 человек «отряда  Молот» Кузнецова».

Вот они (нажимай на фамилию-ссылку):

Год рождения — 1907; место рождения — д. Зиновьево; национальность — Русский
Год рождения — 1915; место рождения — г.Москва; национальность — Русский
Год рождения — 1920; место рождения — с.Аютенка; национальность — Украинец
Год рождения — 1924; место рождения — г.Спаск; национальность — Русский
Год рождения — 1900; место рождения — д.Аннополь; национальность — Белорус
Год рождения — 1927; место рождения — д.Старое Село; национальность — Белорус
Год рождения — 1901; место рождения — им.Аннополь; национальность — Белорус
Год рождения — 1921; место рождения — г.Минск; национальность — Белорус
Год рождения — 1919; место рождения — ст.Сватово; национальность — Украинец
Год рождения — 1918; место рождения — с.Вознесенка; национальность — Русский
Год рождения — 1920; место рождения — г.Каунас; национальность — Русский
Год рождения — 1914; место рождения — д.Сергиевка; национальность — Русский
Год рождения — 1924; место рождения — г.Кинешма; национальность — Русский
Год рождения — 1925; место рождения — г. Киев; национальность — Украинец
Год рождения — 1908; место рождения — г.Минск; национальность — Белорус
Год рождения — 1922; место рождения — д.Павловка; национальность — Украинец
Год рождения — 1923; место рождения — г. Саратов; национальность — Русский
Год рождения — 1921; место рождения — г.Феодосия; национальность — Еврей
Год рождения — 1923; место рождения — г.Минск; национальность — Белорус
Год рождения — 1921; место рождения — г.Юхнов; национальность — Русский
Год рождения — 1921; место рождения — г.Прилуки; национальность — Украинец
Год рождения — 1919; место рождения — д. Сосновское; национальность — Русский
Год рождения — 1922; место рождения — д.Борыиха; национальность — Русский
Год рождения — 1917; место рождения — д. Златополь; национальность — Украинец
Год рождения — 1919; место рождения — г. Москва; национальность — Русский
Год рождения — 1915; место рождения — д. Беляево; национальность — Чуваш
Год рождения — 1919; место рождения — д. Паршутино; национальность — Русский
Год рождения — 1921; место рождения — г. Мадрид; национальность — Испанец

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.