Боевой путь Почетного гражданина города танкиста Алексея Живова

Накануне юбилея Великой Победы известный краевед-историк Осиповичского края Юрий Клеванец передал в  проект «Электронная книга Память. Осиповичский район» материалы о почетном гражданине г.Осиповичи, ветеране Живове Алексее Федоровиче.

Символично, что Живов А.Ф. ушел из жизни в 2006 году в праздник Дня Победы — 9 мая,  в тот день, когда его и многих ветеранов память возвращает в далекие годы войны и май 45 года…

Короткая биографическая справка о почетном гражданине города имеется на официальном сайте Осиповичского райисполкома — читать ЗДЕСЬ

На нашей странице Ю.В.Клеванец делится подробным хронологическим рассказом о боевом пути Живова А.Ф. в составе танкового подразделения:

Боевой путь танкиста Живова

Живов А.Ф.

Герой моего доклада, Живов Алексей Фёдорович, родился 3 марта 1920 года в деревне Пирогово Емельяновского района (существовал до 1956 года, сейчас—Старицкий район) Калининской области России в семье крестьянина-середняка. Отец—Живов Фёдор Семёнович, мать—Степанида Фёдоровна.

В деревне Пирогово Алексей Живов жил до 10 лет, учился в начальной школе.

В 1929 году отца за мелкую торговлю лишили избирательных прав, после чего он отправился в Ленинград и стал рабочим. В 1930 году Алексей с матерью переехали к отцу. Заметим: в последующем только Степанида Фёдоровна пережила блокаду Ленинграда, отец умер в 1942 году.

В 1939 году герой этого рассказа окончил среднюю школу и поступил в Гидрографический институт. Проучившись всего 3 месяца, он был призван в армию—тогда началась советско-финская война.

 

Призывник был откомандирован в 11 запасной танковый полк в городе Луга Ленинградской области, где учился на курсах младших командиров. Окончил курсы в звании «сержант», получил специальность механика-водителя. Затем, в этом же году, поднялся до командира лёгкого танка и помощника командира взвода.

В 1940 году 11 запасной танковый полк влился во вторую отдельную танковую бригаду, расквартированную в городе Пушкине Ленинградской области. В начале следующего года на базе танковой бригады сформирована 24 танковая дивизия под командованием полковника Чеснокова. Живов здесь также механик-водитель, затем—командир танка, помощник командира взвода.

К началу Великой Отечественной войны 24 танковая дивизия была переведена в район Выборга. Однако в первые дни войны финны не проявляли военной активности, а немцы наоборот, быстро наступали в Белоруссии и Прибалтике, поэтому к 04.07.1941 танковая дивизия была вновь переброшена на юг, в город Лугу.

Между тем части немецкой группы армий «Север» 09.07.1941 взяли город Псков, а уже на следующий день появились у передовых линий Лужского узла обороны на реке Плюсса, примерно в 50 км от города Луга. Здесь немецкое наступление было остановлено. Со стороны Красной Армии под Лугой оборонялись кроме 24 танковой дивизии 177 стрелковая и части 235 стрелковой дивизии под общим командованием генерал-лейтенанта Пядышева К. П. (арестован НКВД в середине июля). Им противостояли 1-я и 6-я танковые и 269 пехотная дивизии немцев.

В течение полутора месяцев под Лугой шли упорные оборонительные бои. Немецкие войска наступали вдоль шоссейной и железной дорог. К концу августа противнику удалось продвинуться примерно на 40 км, однако перед Лугой фронт снова остановился. Немецкое командование пыталось обойти советские дивизии с юга, однако танкисты 24 дивизии совместно с пехотой сумели отбить эти удары.

Алексей Живов, на тот момент командир танка БТ-5, уже в первых боях был подбит. Как позднее рассказывал сам ветеран, экипаж танка был тренированный и успел покинуть подбитую машину до взрыва паров бензина и боезапаса.

Героя нашего рассказа и его подчинённых, как «безлошадных», перевели в пехоту. Живов, человек уже послуживший и имеющий полное среднее образование, стал разведчиком и дважды за время боёв под Лугой ходил за линию фронта.

В условиях лесисто-болотистой местности немецкое командование не могло эффективно использовать свой козырь—две танковые дивизии, и поэтому начало искать способы обойти Лужский узел обороны. 1-я танковая дивизия была переброшена примерно на 100 км севернее, на Кингисеппское направление. Здесь 08.08.1941 у населённого пункта Большой Сабск танковые части противника прорвали фронт и двинулись к железной дороге Нарва—Красногвардейск. Через два дня перешла в наступление группировка противника южнее Луги. Здесь целью был выход на железную дорогу Москва-Ленинград.

21.08.41 северная группировка немцев заняла Красногвардейск.

25.08 южная группировка противника вышла на железную дорогу Москва-Ленинград между станциями Чудово и Любань. Части Красной Армии под Лугой оказались в окружении. Из окружения они выходили уже в сентябре. Попытка напрямую прорваться в Ленинград оказалась неудачной. Тогда был отдан приказ разделиться на отдельные отряды и идти по частям.

Танкисты 24 дивизии выходили из окружения пешими. Раненного командира М.И. Чеснокова бойцы несли на носилках. Той группе, в которой находился герой нашего рассказа, повезло: танкисты встретили по пути большой отряд пехотинцев-окруженцев и уже вместе прорвались сквозь расположение немцев в районе Павловска. Всего же из окружения вышло 13 тысяч бойцов и командиров из 43 тысяч численности Лужской группировки Красной Армии.

По инициативе А. А. Жданова, члена военного совета Ленинградского фронта, из вышедших из окружения танкистов были сформированы две отдельные танковые бригады—124-я и 125-я. Их вооружили танками КВ-1. Командиром 124 бригады, где Алексей Живов вновь стал механиком-водителем, был назначен полковник А. Г. Родин. На 23.09.1941 года бригаде было передано 46 танков КВ, в том числе несколько огнемётных, и 16 бронемашин. Вечером этого же дня танкисты получили приказ выйти на передовые позиции и поддерживать оборону стрельбой из укрытий.

С самого начала блокады Ленинграда командование фронта предпринимало попытки улучшить положение своих войск. Так, уже 3 октября была проведена операция под Стрельной с целью соединения основных сил Ленинградского фронта с частями 8 армии, оборонявшей Ораниенбаумский плацдарм. Для этого на берег Финского залива под Стрельну был высажен морской десант. 124-я отдельная танковая бригада по приказу командования прорвала фронт в районе города Урицка и двинулась навстречу десанту. Попытку прорыва фронта предприняли и части 8-й армии из района Петергофа.

Однако под артиллерийским огнём противника прорвать фронт со стороны Петергофа не удалось. Немцы заставили залечь пехоту, наступавшую вместе с танками со стороны Урицка и отсекли её от танков. Танкисты три дня сражались в окружении и получили приказ пробиваться назад только после того, как с берега были вывезены остатки десанта. Бригада понесла большие потери, как в людях, так и в танках. В бою погиб командир одного из танковых полков бригады майор Лукашик. Фото подбитых под Урицком КВ часто публиковались потом в немецкой печати.

10 октября остатки бригады были выведены с передовой…

После пополнения танковая бригада была переброшена на противоположный фланг обороны, под населённый пункт Усть-Тосна. Здесь вместе с 42-й и 11-й стрелковыми дивизиями танкисты должны были захватить мост через реку Тосна и далее двигаться вдоль железной дороги в направлении станции Мга.

Однако и здесь части Красной Армии были встречены сильным артиллерийским огнём. Овладеть мостом не удалось. После пятидневных упорных попыток выйти на правый берег Тосны наступление было остановлено. За бой у моста звание Героя Советского Союза получил командир танка лейтенант Фёдор Фомин.

После этого боя бригада была переведена на новые штаты. Вместо двух танковых полков в ней были организованы два танковых батальона.

30 января уже следующего, 1942 года бригада получила приказ сосредоточиться у населённого пункта Коккорево на берегу Ладожского озера. К этому времени на вооружении у танкистов осталось около 20 танков КВ. Танки нужно было перебросить на противоположный берег. Для этого были проведены подготовительные работы: на озере вдоль линии движения замерялась толщина льда, а там, где лёд был недостаточно толстым, укладывались гати из брёвен и заливались водой. С танков снимали башни, боезапас, броневые плиты сверху моторного отсека. В этих работах принимал участие отряд ЭПРОН (экспедиция подводных работ особого назначения) Балтийского флота, а также рабочие с Кировского завода Ленинграда. Сапёрный взвод бригады изготовил 50 саней-волокуш, на которые погрузили башни и все другие части, снятые с танков. Мороз в те дни доходил до 35 градусов. Голодные люди падали от усталости.

Танковая трасса проходила в 2—3 километрах севернее знаменитой «Дороги жизни». Танкисты в пути должны были ориентироваться по кострам и огням «Дороги жизни», но не показываться там никому на глаза. Запрещалось также ехать след в след. За каждым танком на тросах подцепили сани-волокуши. Экипажи должны были сидеть на крыльях танка, а механик-водитель—стоять в люке. Для этого на рычаги управления наваривали стальные трубы. Вдоль линии прохода танков выставили вестовых-махальщиков, поскольку на льду встречались полыньи, пробитые снарядами немецкой артиллерии, которая обстреливала «Дорогу жизни».

Расстояние до противоположного берега озера 32 км, скорость разрешалось держать 13—15 км/ч, механики-водители должны были соблюдать дистанцию 2 километра, то есть быть на прямой видимости друг у друга. Тем не менее, первый танк всё-таки ушёл севернее и потерялся в белёсой мгле, его через сутки нашли с помощью авиации. То есть экипаж и ночевал в открытой железной коробке на 35-градусном морозе.

Четвёртого февраля вся бригада сосредоточилась на восточном берегу озера, а на следующий день получила приказ отправляться на Волховский фронт, войти там в состав 54-й армии. К этому времени части фронта с большими трудностями и большими потерями отбили попытку немцев пробиться к реке Свирь между Ладожским и Онежским озёрами и теперь пытались овладеть железной дорогой между станциями Мга и Кириши. Бои за железную дорогу на этом участке должны были стать прикрытием для наступления 2-й ударной армии.

16.02.1942 танкисты 124-й бригады прорвались через линию окопов противника и уже в немецком тылу раздавили несколько блиндажей с немецкой пехотой. Непрерывный бой продолжался двое суток. Бригада захватила целыми 2 75-мм пушки. Однако, не поддержанная пехотой, была вынуждена вернуться. В бою 16—18 февраля погиб лейтенант Фомин, получивший звание Героя Советского Союза на Ленинградском фронте.  Тем не менее, применение танков помогло частям 54-й армии захватить участок железной дороги возле деревни Погостье и продолжать пробиваться дальше, к железной дороге Москва—Ленинград.

20—23 февраля, 9—13 марта танковая бригада участвовала в боях за расширение захваченного участка железной дороги, то есть на юг, в направлении деревни Шала, на юго-восток, в направлении разъезда Жарок.

Затем, в течение трёхсуточного непрерывного боя 17—20 марта бригада захватила разъезд и деревню Зенино, дав тем самым возможность продвинуться частям 54-й армии ещё на 15 км на юг. Каждый из описанных выше боёв на Волховском фронте сопровождался прорывом укреплённых линий обороны противника с ДЗОТами.

К 7-му марта в бригаде осталось 15 исправных танков КВ и 16 броневиков. Алексей Федорович Живов по-прежнему сержант, механик-водитель, помощник командира взвода.

Ещё один многодневный бой с 25 по 31 марта бригада вела снова на южном фланге 54-й армии в направлении деревень Смердынь и Кондуя. К 31.03 танкисты совместно с пехотой смогли обойти деревню Кондуя, окружив в ней гарнизон немцев. К середине того дня гарнизон Кондуи был уничтожен, захвачена зенитная батарея знаменитых немецких 88-мм пушек и склад боеприпасов.

Бои февраля—мая 1942 года на участке железной дороги Мга—Кириши должны были отвлечь внимание немцев от основного удара, нацеленного на прорыв блокады Ленинграда, который в то же время наносила печально знаменитая 2-я ударная армия.

После боёв под Кондуей бригада начала продвигаться дальше, в направлении на Макарьевскую Пустынь и Смердынь. В этих боях было подбито 25 немецких пушек и 3 танка. Пятнадцать пушек и 11 миномётов были захвачены в качестве трофеев. До заветной линии железной дороги Москва—Ленинград оставались считанные километры, однако и бригада после непрерывного 20-дневного боя потеряла боеспособность, и её отвели в тыл для переформирования и пополнения. При этом убыль в танках компенсировалась поставками лёгких танков типа Т-26 и БТ-5.

Последние оставшиеся в бригаде 6 тяжёлых танков КВ под командованием майора Стрекалова были брошены в бой 8 мая под деревней Липники на реке Тигоде. Танкисты углубились в оборону противника на 1,5 км, уничтожив противотанковую батарею, однако немцы подтянули резервы и заставили сопровождавшую танки пехоту залечь. До окружённых уже на тот момент противником частей 2-й ударной армии осталось пройти 15-20 км.

15.05 бригада вновь была отведена в тыл. Командиру бригады полковнику Родину Александру Григорьевичу было присвоено звание генерал-майора, он был отозван в штаб 54-й армии. Командование принял подполковник Миронович Георгий Александрович.  С 27.05.42 подполковника Мироновича сменил на должности командира подполковник, а затем и полковник Вегерчук Иван Николаевич.

01.06 42 пехотные подразделения бригады были переброшены на восточный берег Волхова и приняли участие в боях за овладением городом Кириши.

Алексей Фёдорович Живов был в августе 1942 года направлен на курсы младших лейтенантов при 54-й армии. Уже в декабре в звании младшего лейтенанта он вернулся в бригаду и был назначен командиром танка Т-26.

А во время его отсутствия бригада опять была переброшена ближе к линии железной дороги Москва—Ленинград, где с 10 по 20 сентября вела бой за овладение деревней Смердынь. Задача выполнена не была, бригада отведена в резерв.

В конце февраля 1943 года 124-я бригада в составе 45 танков КВ, Т-34, Т-26 БТ-5, БТ-7 и Т-70 вновь была брошена в бой под деревней Смердынь. Танкисты преодолели противотанковые заграждения, в том числе и специальный забор (о существовании противотанковых заборов у противника я впервые узнал со слов Живова; это заграждение представляло собой две стенки из брёвен с песчаной засыпкой), перевалили одну линию окопов. Далее—слово герою моего рассказа:

«…Мы двигались вдоль лесной просеки—Т-34 справа, а я слева. Неожиданно увидел, что навстречу нам идут немецкие танки оранжевого цвета, видимо, из Африки. Об угрозе я предупредил командира Т-34. Тот осколочным врезал первому танку в лоб, но не нанёс никакого вреда. И вскоре его самого подбили. А мы тоже подбили два немецких танка, но и сами были подбиты. Снова пришлось быстренько выскакивать, потому, что танк горел и как можно дальше отползать от него, пока не начали рваться баки. Целые немецкие танки отъехали, а экипажи подбитых—убежали. И тогда мы нашли один подбитый немецкий танк, у которого была только перебита гусеница. Залезли внутрь—там было всё исправно. Тогда мы поставили новый трак, натянули гусеницу, а чтобы не попасть под огонь своих, вывесили на башне красный флаг. В этом же танке мы потом нашли карты, на которых была обозначена линия обороны немцев. Так и вернулись к своим».

За этот бой Живов был награждён орденом Красного Знамени.

Однако прорвать оборону немцев под Смердынью бригаде снова не удалось. Между тем, в журнале «Боевой путь 124-го танкового полка» говорится, что танкисты захватили 2 самоходных орудия немцев. Возможно, что одно из них захватил экипаж Живова.

В бою под Смердынью участвовала вся бригада, полковник Вегерчук был ранен, командование взял на себя командующий танковыми частями 54-й армии генерал-майор Зазимко, он вёл бой до тех пор, пока и его танк не был подбит. Остатки бригады получили приказ выйти из боя уже в марте 1943 года.

1 июля 1943 года на базе 124-й отдельной танковой бригады был сформирован 124-отдельный танковый полк. После ранения полковника Вегерчука командиром бригады, а затем—и полка стал подполковник Урванов Кирилл Осипович. В полк вошли 4 танковые роты, да ещё рота запасная, рота автоматчиков, артбатарея, взвод ПТР (противотанковых ружей), рота технического обеспечения, передвижная мастерская. Всего 38 танков КВ, Т-34, БТ-5, БТ-7, Т-80, Т-40.

Уже 11 августа полк был брошен в бой на северном фасе обороны 54-й армии под населённым пунктом Малукса в общем направлении на знаменитые Сенявинские высоты. Бригада была в бою до 14.08, а танковая рота из Т-26 в количестве 10 танков (в ней и служил Живов) ещё месяц стояла под Малуксой в обороне. Во время этого стояния противником было подбито 4 танка, том числе и танк командира роты. Командир, старший лейтенант Лешок Иосиф Константинович, погиб.

В бою под Малуксой в очередной раз был подбит и танк Живова. Когда Живов выпрыгнул из машины, то второй снаряд немцев сорвал запасной трак гусеницы, прикреплённый к корпусу, этим траком и ударило Алексея, он получил переломы руки и ноги. Экипаж вынес своего командира в тыл, до декабря Алексей Живов был в госпитале.

Пока герой нашего рассказа находился на излечении, полк, в котором он служил, участвовал ещё в одном бою. 05.10.1943 полк уже под командованием полковника Киселёва Петра Семёновича по приказу командующего 54-й армией вступил в бой под деревней Дивино. В бою были заняты три танковые роты и пехотные части полка. Танки прорвали инженерные заграждения, в том числе и противотанковый забор. Однако противнику, как и прежде, удалось отсечь пехоту от танков. Танкисты были вынуждены занять круговую оборону. Положение спасла резервная танковая рота под командованием старшего лейтенанта Юрченко, который сменил убитого старшего лейтенанта Лешка. Юрченко решил прорваться к своим в другом месте, вывел свои танки в тыл немцам и уже с тыла разбил кольцо окружения со своих трёх рот.

Благодаря этому прорыву 80-я стрелковая дивизия, сменившая танкистов, смогла продвинуться на 6 км. До тех пор, пока пехота не закрепилась на новых рубежах, то есть до 27.10, танки полка находились в обороне на переднем краю и смогли отразить 46 атак противника.

После октябрьских боёв в полку осталось 2 танка Т-34 и 8 лёгких танков. Полк снова был выведен в тыл для пополнения. Поскольку новых танков поставлено не было, в полку были организованы две танковые роты.

Уже 15 января 1944 года полк совместно с 1066 СП 281-й стрелковой дивизии участвовал в боях по прорыву обороны немцев в общем направлении на станцию Любань. Все предыдущие попытки наступления на этом участке фронта оказались безуспешными. Тем не менее на вторые сутки непрерывного боя танкистам вместе с пехотными подразделениями своего полка и с 1066 полком удалось прорвать оборону немцев и продвинуться вперёд на 4 км. После этого в прорыв была введена вся 281-я стрелковая дивизия. На следующий день, то есть уже 18.01 танкистам и пехотинцам пришлось отбивать контратаки противника. Несмотря на сильное противодействие, части Красной Армии преодолели последние километры перед Любанью, окружили и 22 января захватили этот город и станцию на линии железной дороги Москва—Ленинград. Приказом Верховного Главнокомандующего от 29.01.1944 частям, участвовавшим в освобождении Любани, было присвоено звание «Любанских».

После боёв за Любань в 124 танковом полку осталось 2 танка Т-34 и 3 лёгких танка. В боях за Любань участвовал и выписавшийся из госпиталя Живов. Приняв в качестве пополнения ещё 3 лёгких танка, полк вновь был отправлен в наступление, с 08.02.1944 он вёл бой за город Одереж и за одноимённую станцию на железной дороге Ленинград—Витебск. Здесь полк потерял ещё два лёгких танка. Станция была взята.

С оставшимися танками полк продолжал продвижение на юг, вдоль линии железной дороги. Рота, в которой служил Живов, вновь была «безлошадной» и передвигалась за основными порядками полка пешим ходом.

После боёв за Одереж вся 54-я армия повернула на восток, к Новгороду. Уже 17 февраля последние 4 танка полка были брошены в бой за овладение деревней Мшага-Воскресенская на реке Мшага. Бой продолжался трое суток. 20 февраля деревня была освобождена.

На следующий день танкисты вместе с пехотными частями освободили город Сольцы и станцию на железной дороге Ленинград—Витебск.

Затем полк был отведён в деревню Заполье, где по приказу принял материальную часть 500-го, 501-го, 502-го отдельных танковых батальонов. Одним «нормальным» танком Т-34 и восемью огнемётными Т-34 пополнилась рота старшего лейтенанта Юрченко, где служил Живов. Также полку была передана материальная часть 122-й отдельной танковой бригады. Всего полк получил 43 танка Т-34, причём 13 из них были сгоревшими, но не списанными, и их некоторое время приходилось таскать за собой на буксире. Полк перешёл в подчинение 2-й Ударной армии Ленинградского фронта. Учебная рота и 2 танковые роты были оставлены в подчинении 54-й армии. В полку вновь осталось две танковые роты.

1 апреля 1944 года полк получил приказ совершить марш в район города Нарва. Там танкисты выдвинулись к реке Нарва и до 15 апреля готовили позиции для обороны. На этих позициях полк стоял до 14 июня, когда, был получен новый приказ—грузиться на эшелон и перебазироваться в Карелию.

Через два дня полк выгрузился в районе станции Койвисто и совместно с частями 108 стрелкового корпуса принял участие в наступлении на город Койвисто и далее—на Выборг. Танкисты вели бои за пригороды Выборга. Под Выборгом, возле станции железной дороги Тали 124-й полк впервые столкнулся с фаустниками. Два танка были подбиты фаустпатронами. Здесь же был ранен командир полка, подполковник Киселёв.

Рота, в которой служил Живов, участвовала в бою за пригород Выборга Карьялу. Девять танков роты прорвались через каменные надолбы и через болото, уничтожили 3 танка, 3 противотанковых орудия и 4 ДЗОТа, сами потеряли от орудийного огня и на заложенных финнами фугасах 3 танка. Все, оставшиеся в живых в этом бою были награждены орденами и медалями.

Полк находился в районе Выборга до подписания перемирия с Финляндией. За бои с финнами Алексей Живов был награждён орденом Отечественной войны 11 степени, ему присвоили звание «старший лейтенант», он стал командиром взвода.

14 сентября того же года полк был снова переброшен в Эстонию, под город Тарту и занял позицию под селением Капу. К 19.09 танкисты получили усиление: добавлен бронебатальон, отдельный механизированный батальон особого назначения, сапёрная рота, батарея истребителей танков, дивизион «Катюш». В полку к этому моменту находилось 22 годных танка, из них 11 огнемётных. В таком составе полк получил приказ наступать на север вдоль линии железной дороги Тарту—Тапа. Серьёзных боёв до Тапы не было, но потом, на подступах к Таллинну, пришлось преодолевать сопротивление противника на переправах через реки. 8 октября командующий бронетанковыми и механизированными частями Ленинградского фронта генерал-майор Хасин за успешные боевые действия вручил полку Красное знамя и грамоту Верховного Совета СССР. Для личного состава полка был устроен торжественный обед с концертом артистов фронтовых бригад. Командир полка получил звание «полковник».

28.11.1944 124-й отдельный танковый полк получил приказ перейти в подчинение 1-му Украинскому фронту. 07.12.1944 танкисты выгрузились из поездов на станции Ниско в Польше, на железнодорожной линии Перемышль—Люблин, после чего уже своим ходом отправились к населённому пункту Стрешем-Гуры, что на западном берегу реки Висла, возле города Сташув (теперь это Свентокшиское воеводство), в центре известного Сандомирского плацдарма. Здесь полк вошёл в подчинение 52-й армии.

12.01.1945 года полк был брошен на прорыв вражеских позиций. В течение трёхдневных непрерывных боёв танкисты прошли две основные линии немецкой обороны между населёнными пунктами Хмельник и Буско-Здруй (это тоже Свентокшиское воеводство). Уже в первый день боя 5 танков подорвались на минах, а ещё 5 были подбиты артиллерийским огнём.

На второй день наступления по следам 124-го полка пошли вперёд танки 7-го Гвардейского танкового корпуса и, прорвав третью линию обороны немцев, двинулись к границе Германии. В этот же день оставшиеся в боевом состоянии танки полка были сведены в одну роту под командованием капитана Юрченко. За два дня боёв танкисты 124-го полка освободили деревни Мацейовицы, Булька Басовска, Завада, Бугай. Назавтра рота капитана Юрченко совместно с танкистами 7-го танкового корпуса участвовала в прорыве третьей линии обороны немцев и овладела деревнями Дуже Сладкув (на современной карте Сладкув Дужы) Липник, Вембув.

К концу третьего дня наступления, то есть 14 января, 124-полк вышел к реке Нида и уже в сумерках начал переправу. Ниду пришлось форсировать не по мосту, а вброд. По приказу внутри танков остались только механики-водители, остальной экипаж должен был сидеть на броне. Водителей заливало ледяной водой через люки, но, тем не менее, все танки благополучно переправились на западный берег.

За бои по прорыву обороны противника с Сандомирского плацдарма звание Героя Советского Союза было присвоено командиру танка лейтенанту Пронину из первой танковой роты полка.

Уже за танками 7-го корпуса 124-й полк 19 января вступил на территорию Германии (сейчас это воеводство Нижняя Силезия, Польша). И 19-го, и 20-го января танкисты единственной оставшейся роты вели непрерывный бой. Полк захватил деревню Крайцендорф и город Питтшен.

21.01.1945 танкисты прошли с боями ещё 24 км, захватили деревни Рыхталь Шморгау, Паульсдорф, завязали бой в предместьях города Бернштадт (сейчас Берутов, воеводство Нижняя Силезия).

22.01.45 полк захватил деревни Гросс-Целинг, Гросс-Эльгут, пройдя ещё 11 километров.

23.01.45 танкисты овладели деревнями Ларенкраст, Недленгин, Недлау и вышли к берегу Одера. «Задача, поставленная перед полком по прорыву долговременной обороны немцев и по преследованию противника в составе передового отряда 31-ой дивизии 52-ой армии личным составом полка полностью и с честью выполнена»,—записано в журнале полка.

24 января полк был выведен из боя. К этому времени в составе полка оставался один боеспособный танк. Танкистов отправили в город Бернштадт для пополнения и ремонта.

01.02.1945 полк имел уже 11 боеспособных танков. По приказу командующего бронетанковыми и механизированными частями 52-й армии он двинулся по маршруту Бернштадт—Ребниц—Волау (последние сейчас называются Рыбница и Волув, это воеводство Нижняя Силезия). Третьего февраля полк сосредоточился в городе Волау.

В ночь на 6-е февраля полк был поднят по тревоге и брошен на ликвидацию прорыва противника в районе деревни Дерехфуренг. В результате ночного боя танкисты ликвидировали переправу немцев через Одер и отбросили их назад, на западный берег реки.

Седьмого февраля полк вошёл в подчинение 73-го стрелкового корпуса, от его командующего был получен приказ, по которому одна рота из семи танков полка должна была переправиться на плацдарм на западном берегу Одера и во взаимодействии 1293 стрелковым полком 379 стрелковой дивизии наступать оттуда в направлении деревень Зигендорф, Юртч, Лившиц, города Гайнау (теперь Хойнув, воеводство Нижняя Силезия). Так для танкистов 124-го полка началась Нижне-Силезская операция войск 1-го Украинского фронта. По бою за Одером мной написан отдельный очерк.

Атака полка 08.02 была немцами отбита. Повторная атака удалась, 09.02 полк с боем продвинулся на 16 км. С этого же дня Живов становится командиром роты. Десятого февраля полк прошёл с боем ещё 21 километр, овладел деревнями Рютери и Лотенвальд, завязал бой на восточной окраине города Гайнау. Бой совместно с пехотой 379 стрелковой дивизии танкисты вели день и ночь, к утру следующего дня город был захвачен. 11 февраля полк продвинулся на запад ещё на 18 километров, подойдя к деревне Гросс-Кольниш на реке Бобёр (теперь Бубр). Здесь был получен приказ повернуть на юг, выйти к городу Бунцлау (теперь Болеслав, воеводство Нижняя Силезия), встать в засады для обороны переправ через реку Бобёр.

В ночь на четвёртое марта полк был поднят по тревоге и получил приказ вместе с 214 стрелковой дивизией отразить атаку немцев на Наумбург. Противник задействовал на этом направлении до 40 единиц бронетехники и до двух полков пехоты. В результате дневного боя наступление немцев было остановлено. Танкисты 124-го полка ударили с фланга, со стороны деревни Кёнигсвальде, а затем ещё раз, обойдя немецкие части со стороны деревни Гисмансдорф. Противник спешно отступил, бросив исправные 5 самоходных орудий и 2 бронетранспортёра.

Полк, понёсший в мартовских боях большие потери, перешёл к обороне, а 26.03.1945 был переведён в тыл.

После пополнения и доукомплектования 13 апреля полк получил приказ снова войти в подчинение 73-му стрелковому корпусу и вместе с его частями выступить на город Герлиц. Через два дня, пройдя 40 километров, полк сосредоточился в деревне Альт-Кольфурт. В это время 11 стрелковая дивизия 73-го стрелкового корпуса захватила плацдарм на западном берегу реки Нейсе (сейчас Нейсе, по-польски Ныса—граница между Польшей и Германией), а немцы собирали силы для того, чтобы уничтожить этот плацдарм.

Во второй половине дня 16 апреля танкисты переправились через реку и начали прикрывать свои пехотные части огнём из пушек. С утра 17 апреля подошли основные силы противника с танками. Весь день шёл бой. Полк потерял 15 танков, из них 12 были полностью сожжены, а 3—подбиты. Танкисты уничтожили и подбили 16 танков и самоходок противника.

18 апреля немцы предприняли попытку ликвидировать плацдарм с другой стороны, западнее города Ниски (это сейчас земля Саксония, ФРГ). Тогда командование 52-й армии перевело полк на новый участок. 21 апреля полк, пройдя за ночь 30 километров, предпринял атаку на деревню Шпройц и переправился на западный берег реки Варцер-Шепа. Оборонительные бои на западном берегу реки Нейсе продолжались до 30 апреля.

Пятого мая полк был выведен в тыл в город Ниски для пополнения и восстановления материальной части. Алексей Живов, вновь оставшийся без танка, был назначен военным комендантом города Ниски.

А полк получил приказ 06.05 выступить из города Ниски в направлении на Райхенбах—Бернштадт (в Германии было два города с названием Райхенбах и два—с названием Бернштадт; один Бернштадт стал после войны польским Берутовым, второй остался в ФРГ в земле Саксония вблизи польской границы, тот Райхенбах, о котором здесь ведётся речь, тоже в Саксонии, ближе к современной Польше и недалеко от границы с Чехией).

Уже 7 мая вновь пришлось прорывать оборону немцев. И опять потери. В частности, был уничтожен танк лейтенанта Минаева, весь экипаж погиб. За день и ночь беспрерывных боёв танкисты вместе с пехотой 116 стрелковой дивизии овладели городом Райхенбах и к утру 8 мая двинулись на Бернштадт.

Утром 9 мая полк был уже в городе Циттау на границе с Чехословакией, а во второй половине того же дня вошёл в Прагу.

Комендант города Ниски старший лейтенант Живов в ночь с 8 на 9 мая проверял посты. Вернувшись в комендатуру, услышал от радиста: «Товарищ старший лейтенант! Победа!» И далее—слова самого ветерана:
«…Я побежал к солдатам и кричу: «Тревога!» Они повскакивали с постелей и начали одеваться. А я кричу: «Победа!» Тут уж все кинулись на улицу и стали стрелять в небо из чего попало…»

А 9 мая в городе Ниски был проведён военный парад.

ИТОГИ:
За два года боёв 124-отдельный танковый полк не получил ни одного нового танка, все полученные танки были «бэушными». Тем не менее, два танка прошли своим ходом от Волхова до Праги. Танкисты потеряли в боях 48 своих танков безвозвратно и 73 танка были подбиты. Из возвратных потерь 37 машин были подбиты артиллерийским огнём, а остальные подорвались на минах. При этом было уничтожено 55 немецких танков и самоходных орудий, 184 пушки разных калибров, 13 БТР, 129 ДЗОТов. В боях были захвачены трофеи: танков и САУ—9, орудий—34, БТР—6, 145 автомобилей. 393 немецких солдат и офицеров было взято в плен.

131 танкист был убит в боях, 14 пропали без вести.

За бои с Сандомирского плацдарма полк был награждён орденом «Красная Звезда».

Клеванец Юрий Васильевич (г. Осиповичи)

 

Источники:
1. Журнал боевых действий 124-го отдельного танкового полка.
2. Журнал боевых действий 2-ой танковой роты 124-го отдельного танкового полка.

Добавить комментарий