Всё о моём отце ( из воспоминаний дочери Бондаревой Валентины Игнатьевны)

Мой очерк – это рассказ о человеке сложной судьбы, но не утратившим веры и надежды в справедливость.

Долгую и непростую жизнь прожил Бондарев Игнат Иванович, не дожив до своего 85-летия всего-то самую малость — пятьдесят два дня.

Он ушёл – и никто не заметил,
Что окно в его доме не светит,
И не теплит жилище дым.
Он ушёл – и никто не заметил,
Что его на пути не встретил,
Как встречал порой молодым.

Это был человек с активной жизненной позицией, неиссякаемой энергией и бодростью духа, пользующейся большим уважением со стороны односельчан и в трудовых коллективах. Любящий отец, хороший семьянин.

Он родился зимой, когда всё вокруг было укрыто белым пушистым покрывалом, в светлый праздничный день Рождества Христова — 7 января 1911 года. Третий ребёнок в семье Ивана и Марии Бондаревых, проживавших на хуторе в деревне Лука Стародорожского района, Минской области. Место очень живописное. Старый, видавший многое вековой дуб, гордая, стремящаяся ввысь, рядом с домом сосна, небольшой ручеёк, отток реки Птичь и маленькое озерцо, где и сейчас живут караси. Здесь прошло его детство.

Семья была большая и дружная. Старшие дети с усердием помогали родителям. Тяжёлая крестьянская жизнь многому научила: привила трудолюбие, терпение и старание. Каждый из детей знал цену, выращенного в труде и поте каравая хлеба. Жизнь шла своим чередом. Всё в ней было: радость и слёзы, печаль и горе. Из десяти детей в суровых условиях того времени в живых осталось — пять. В один день семья сразу потеряла старшую дочь Катю и Просю. Отец Иван повёз больных дочерей в лечебницу в Старые Дороги, но по дороге девочки умерли. Почерневший от горя, он возвращается домой, где его останавливают белополяки. Шла советско-польская война. Не помня себя, он бросается на вооружённых людей, которые пытались сбросить тела дочерей и забрать лошадь. Видя перед собой обезумевшего от горя отца, белополяки оставили его. Через несколько дней из жизни ушли Вера и годовалый Степан. Четверо детей умерли от полиомиелита. Позже, в годы Великой Отечественной войны, в мае 1945 погиб под Прагой сын Василий (Бондарев Василий Иванович).

Беда не ходит одна. Семья лишилась дома. Во время сенокоса дед Клим остался присматривать за младшими детьми. Он курил. Искра от горячего самокрутка попала в льноволокно, что лежало в углу. Огонь обнаружили, когда пламя погасить было уже нельзя. Дом сгорел. Остались только хозяйственные постройки.

Игнат рос смышлёным и любознательным ребёнком. Будучи старшим, во всём помогал родным. К самостоятельной трудовой деятельности приступил рано, в свои неполные семнадцать лет. Окончил начальную школу, семилетку и железнодорожные курсы в Гомеле. По окончании железнодорожных курсов, некоторое время работал бригадиром на железной дороге в деревне Дараганово. А вечерами на хуторе своего отца он допоздна занимался с теми, кто желал освоить грамоту. Среди его учеников была не только молодёжь.

Страна вступала в тридцатые годы. Они принесли коренные изменения в уже определившуюся по-своему, устоявшуюся жизнь многих. Полным ходом по стране идёт коллективизация. В списки по раскулачиванию попадают родные Бондарева Игната, проживавшие на своём хуторе. В округе все хорошо знали трудолюбивую семью и недоумевали… На тринадцать душ в хозяйстве имелись: лошадь, корова, два подсвинка, овцы, куры, гуси. Со всеми работами справлялись сами, батраков не имели. В разряд кулаков семья никак не попадала. Лишь по счастливой случайности она избежала раскулачивания.

30-е годы – это и годы стахановского движения, комсомольских строек. Они влекли молодёжь к новым свершениям. Бондарев Игнат вместе с такими же молодыми парнями и девчатами уезжает в далёкую, таёжную Сибирь на строительство железнодорожной магистрали, которая была прервана войной, а в 80-е годы объявлена Всесоюзной стройкой – БАМ.

Во второй половине 30-х годов он возвращается в родные края. На Максимовских хуторах его ждёт невеста — Лёлина Ольга. Вскоре после сватовства молодые отпраздновали весёлую свадьбу. От железной дороги, где Игнат Иванович продолжил работу бригадиром, затем мастером, молодой семье предоставили казарменное жилье. Молодые обживались на новом месте в деревне Дараганово. За хорошую работу Игната Ивановича премируют именными наручными часами и направляют на Выставку достижений народного хозяйства в Москву.

Сына сопровождает в поездке мать — Мария Климовна Потопейка. Любящая жена и маленькая дочь Галина, появившаяся на свет 31 января 1937 года, ждут его дома. В Москве произошёл курьёзный случай, о котором часто вспоминали. Как передовика производства, Бондарева Игната стали фотографировать. Фотограф суетливо поправлял костюм, волосы. Мать находилась рядом и ревностно следила за процессом съёмки сына. В какой-то момент ей показалось, что сын не так смотрит. Она на минуту оставила вещи без присмотра, подошла к фотографу – и чемодан исчез. Фотография получилась очень смешной. Фотографируемый видел, как чемодан воруют. Он приподнялся на стуле произнеся: «ЧЕМОДАН…». Всё, что осталось от чемодана, нашли потом под мостом реки Москва.

Вскоре после возвращения из Москвы Игната Ивановича переводят на работу в г. Слуцк мастером 9 околотка 13 дистанции службы Белорусской железной дороги. Со временем в г. Слуцк переехала и его семья. Проживали в служебной квартире, рядом с железнодорожным вокзалом. Слуцк в то время был пограничным городом. С 18 марта 1921 года по Рижскому договору здесь проходила западная граница. Близость границы, приход фашистов к власти, агрессивная политика Германии заставляли слутчан жить в состоянии постоянной тревоги.

Наступил 1941 год. Мирная жизнь людей была нарушена внезапным нападением фашистской Германии. Началась война. Страна вступила в смертельную схватку с фашистскими захватчиками. Никто и не предполагал, что жизнь теперь будут измерять до и после.

О начале войны слутчане узнали ещё до того, как об этом сообщили по радио. Город подвергся массированной бомбардировке немецкой авиации. Немцы появились ближе к полудню. Контроля со стороны власти уже не было. В городе началась паника. Стали грабить магазины, склады, которые были разрушены в ходе налётов немецкой авиации. На улицах появились группы людей нетрезвых, безразличных к тому, что происходило вокруг. Всех одолевала мысль — что будет дальше? В своём большинстве, когда началась война, многие не сразу осознали драматизм ситуации. Существовали оптимистические прогнозы, что две, три, четыре недели и наши войска будут в Берлине…

Работая мастером 9 околотка 13 дистанции службы Белорусской железной дороги, Игнат Иванович не подлежал демобилизации в действующую армию. Как особо ответственные работники все, кто работал на железной дороге, имели бронь и должны были оставаться на своих прежних рабочих местах.

В первый же день войны немцы стали полными хозяевами в городе. Оставаться в Слуцке было небезопасно. В семье ждали прибавление. Жена была на сносях. Было принято решение увезти детей и жену к родным на хутор в деревню Лука. Собрав в узлы необходимые вещи, забрав детей, с трудом сели в последний эшелон, уходивший со станции. Он был переполнен. В нём находились как гражданские, так и военные. Состав отошёл несколько километром от станции и попал под массированный налёт немецкой авиации. Всё смешалось… Крики, стоны, огонь и дым. На ходу идущего поезда, в ужасе люди, спасаясь от смерти, стали выпрыгивать из вагонов, кто куда. Вытолкнув из эшелона двух детей и жену, Игнат Иванович выпрыгнул сам. У жены начались преждевременные роды. В воронке от разорванного снаряда 30 июня 1941 родилась третья дочь. Разорвав, снятую с себя нательную одежду, завернув новорожденную, под утро вернулись в свою квартиру. Её невозможно было узнать. Везде валялись разбросанные вещи. В ней было полно народа. Одни что-то громко обсуждали, другие молча сидели, понура опустив голову. Соседи Башлыки и Кутенко, родом из Украины, никуда не уезжали. Поделились кое — какими вещами, так как свои вещи уехали в горящем эшелоне. Несмотря на общую беду, радовались семейному прибавлению. Девочку назвали Александрой. Привели с поля корову. Она, к счастью, уцелела от налётов авиации, и её ещё не успели пустить на мясо. Детей напоили молоком, легли отдыхать, понимая, что новый день ничего нового не принесёт. Так и стали жить в оккупации.

В годы Великой Отечественной войны Игнат Иванович продолжал работать бригадиром и мастером 9 околотка 13 дистанции службы Белорусской железной дороги на станции Слуцк. Как мастер он обязан был обеспечить безопасное передвижение поездов по данному участку железной дороги. Выполнение данных работ было под особым контролем со стороны немцев. Сложности состояли в том, что железнодорожная колея для немецких эшелонов была уже, поэтому её крепили заново. К работе привлекались как гражданские, так и военнопленные под усиленным надзором со стороны оккупационных властей.

Днем железнодорожные пути крепили, а ночью их те же рабочие разбирали. Чтобы предотвратить вредительство, немцы усилили контроль и обеспечили круглосуточное патрулирование на всём участке проводимых работ. Разборку железнодорожного полотна стали производить на более отдалённых участках диверсионными группами, под руководством Туровца и Кузменка, рассчитывая время прохождения немецкого патруля. Им же удавалось иногда отбивать и группы работающих военнопленных.

Бондарев информировал подпольные группы Туровца и Кузменка о всех планируемых работах, о привлечении к работе дополнительных сил, в том числе и военнопленных на участке железной дороги Тимковичи – Слуцк – Осиповичи. (К собжалению, документы, подтверждающие эти факты, отсутствуют. Лишь слова Туровца и Кузменка…)

Война шла к завершению. Город Слуцк был освобождён. Ощутить радость победы не суждено было Игнату Ивановичу. По сфабрикованному доносу Жаврика он был арестован 26 августа 1944 года. Репрессирован. Судебный процесс проходил в г. Гомеле. С тремя детьми присутствовала на нём любящая жена.

Военным трибуналом Белорусской железной дороги от 04.10.1944 г. Бондарев Игнат Иванович был осуждён по статье 65 УК БССР и лишён свободы на 8 лет ИТЛ, 3 года поражения в правах. Семья с тремя маленькими детьми осталась без средств к существованию. Жилье и имущество было конфисковано, а Бондарев Игнат отправился отбывать наказание в Красноярский край ОПП 3 согласно Приговора от 14 октября 1944года.

Без малого восемь лет лагерей… Тяжёлая, изнурительная работа на лесоповале. Произвол, как со стороны лагерной администрации, так и со стороны заключённых. Политзаключённых не изолировали, а специально содержали с основной массой самых отпетых уголовных элементов. В Красноярском крае отбывала свой срок осуждённая по сфабрикованному доносу Клавдия Шульженко. Невзирая на пол, женщины, как и мужчины, работали на лесоповале. Чарующий голос Клавдии Шульженко не раз помогал им в трудные жизненные моменты.

Бондарев Игнат был освобождён 01.06.1952 г. по амнистии 23 июня 1944 года Судебной коллегией Верховного суда БССР. Дело по обвинению Игната Ивановича пересмотрено Верховным судом БССР 23 июня 1964 года. Приговор от 14 октября 1944 года в отношении Бондарева Игната Ивановича отменён, и дело за отсутствием состава преступления прекращено. По данному делу Бондарев Игнат Иванович реабилитирован.

В 1992 году по решению Республиканской комиссии о восстановлении в правах и возмещении ущерба, пострадавшим от политических репрессий 20 — 50-х годов Бондареву Игнату Ивановичу произвели поэтапно трёхразовые денежные выплаты. Но подорванное здоровье вернуть не смогли. Эту радостную весть вместе с ним разделили его дети. Жена ушла из жизни за неделю до получения этого известия.

Продолжить работу на железной дороге по состоянию здоровья после освобождения Игнат Иванович не мог, упало зрение. До выхода на пенсию он работал на сплаве леса, каменщиком в СУ- 15 на строительстве санаторно-лесной школы в деревне Дараганово и в Дарагановском лесничестве.

Несмотря на всё, что ему пришлось пережить, Игнат Иванович оставался человеком, которого уважали, ценили в коллективе. Он был открыт, внимателен, требователен к себе и был готовым всегда прийти на помощь. Во время одного ночного пожара в семье Жукавец Екатерины, получив сильные ожоги, он помог спасти дом. Он любил свою семью. Заботился о своих родных. Вырастил пятеро детей, восемь внуков, дождался первых правнуков. Он прививал любовь к труду своим личным примером. Любимая его фраза: «Гость у меня три дня». Он бережно относился к своей жене. Вместе они отметили свою золотую свадьбу. Хорошо играл на гармошке. Запомнились в его исполнении песни: «Поздний вечер я стояла у ворот», «Васильки», «Если б ты не жила» и другие. Любимое его хобби – это рыбалка. В семье на столе всегда была рыба. Он был отменный рыбак. Имел выдержку, старался словить большую рыбу. Ловил удой, которую сделал сам из берёзы, липы, орешины. Выезд его на рыбалку на велосипеде с длинными удами даже сейчас помнят многие в деревне. Это его хобби перешло ко всем членам семьи. Любил лес. Бережно относился к его обитателям, нетерпим был к фактам бесхозяйственности и браконьерства. В лесу он был не гость, а хозяин. При проведении лесотехнических работ он обеспечивал наведение полного порядка.

Ушёл из жизни Бондарев Игнат Иванович 21 ноября 1995 года после перенесённого инсульта.

 

Добавить комментарий