Трагедия деревни Осовок из протокола допроса спасшегося жителя Д.Г. Козаченка

№253

Из протокола допроса спасшегося жителя деревни Осовок Д.Г. Козаченка

д. Осовок 25 июня 1961 г.

[…] ВОПРОС. Где находились вы в период Отечественной войны?

ОТВЕТ. В период Отечественной войны я проживал на временно оккупированной немцами территории в дер. Осовок, помогал партизанам.

ВОПРОС. Чинились ли какие-нибудь злодеяния в дер. Осовок в период немецкой оккупации?

ОТВЕТ. Помню, в первой половине января 1943 г. немецкие каратели, блокируя партизан, уничтожили в нашей деревне около 300 (трехсот) мирных жителей. Произошло эти при следующих обстоятельствах. Помню, находясь в деревне Осовок, в первой половине дня я узнал, что нашу деревню оцепляют со стороны Осипович немцы. Быстро собравшись, я с семьей на лошади, впряженной в сани, выехал в лес, вместе со мной успели скрыться и ряд других односельчан, но многие жители были захвачены карателями в деревне. Я лично карателей тогда не видел.

Выехав в лес в направлении дер. Гродзянка, я с односельчанами переночевал в лесу, а на утро [мы] узнали, что карателями со стороны Червеня в направлении Осипович «прочесывается» лес и всех, кого обнаруживают, каратели расстреливают. Решив, что и нас могут расстрелять, мы решили возвратиться в деревню Осовок. В деревню мы поехали обозом на санях. Я ехал последним.

Когда мы выехали на опушку леса недалеко от нашей деревни, то я увидел, что в нашем направлении из деревни Осовок движутся на санях каратели в белых маскировочных халатах, причем лошади так же были прикрыты каким-то белым материалом. Возвращаться в лес было поздно, и мы поехали навстречу карателям. Часть обоза с карателями проследовала мимо нас в направлении дер. Гродзянка, а повозки четыре остановились и каратели в белых маскировочных халатах, вооруженные винтовками и карабинами (возможно, автоматами), начали обыскивать нас. Помню, ко мне подошел неизвестный мне каратель и, разговаривая на польском языке, спросил,
что я везу. Я ответил, что зерно, после этого этот каратель меня избил и указал, чтобы я следовал в деревню. Прибыв в деревню, я увидел, что кроме карателей, возвратившихся за нами с опушки леса, в деревне находился еще ряд карателей в таких же маскировочных халатах. Видя, что всех приехавших из леса мирных жителей, каратели загоняют в дом Козаченка Алексея (дом был бревенчатый, крытый соломой, в 1944 г. он был сожжен при отступлении немцев), я незаметно от карателей скрылся в соседний дом. Помню, что в дом Козаченка Алексея было загнано 113 человек, среди которых в большинстве были женщины и дети.

Спрятавшись в соседний дом, я через некоторое время, примерно во второй половине дня, слышал со стороны сарая Евдакимовича, находившегося недалеко от дома Козаченка Алексея, приглушенные выстрелы и крики людей, но в окно я не смотрел, и что конкретно там происходило, не видел. Через некоторое время я увидел, как из деревни убегал подросток Гилицкий Король Антонович, затем, когда я вскоре вышел на улицу, то карателей в деревне уже не было, догорал сарай Евдакимовича, боясь, что каратели не все еще уехали из деревни, я убежал в лес, где находился несколько дней — примерно 5 дней. Возвратившись затем в деревню Осовок, я на пепелище сарая Евдакимовича видел обгорелые останки погибших односельчан, а на пепелищах двух сараев Лукашевича Ивана также видел две груды обгорелых останков. Помню, тогда от рук карателей погибли Козаченок Алексей, Евдакимович Лукаш с семьей, Лукашевич Иван с семьей, моя дочь Таня, а также ряд других односельчан. Кроме того, что наши односельчане были уничтожены в деревне, ряд мирных жителей погибли в лесу при «прочесывании» карателями леса. Всего по моим подсчетам погибло тогда около трехсот человек. Со слов Гилицкого Короля, являвшегося очевидцем злодеяния, мне было известно, что среди карателей, учинивших злодеяние в сарае Евдакимовича Лукаша, некоторые разговаривали по-русски, были среди карателей и немцы. Как рассказывал Гилицкий, старика Козаченка Алексея, женщину Кудрявцеву и ее грудного ребенка каратели втолкнули в горящий сарай Евдакимовича заживо, где они и погибли. Помню, в одном из сараев нашей деревни был обнаружен труп примерно шестнадцатилетней девушки Осиповой Ольги Дмитриевны, труп был в синяках, и я предполагаю, что она была изнасилована. Со слов Гилицкого мне было также известно, что всех мирных жителей, согнанных в дом Козаченка, каратели выводили из дома по несколько человек, [заводили] в сарай Евдакимовича (сарай был бревенчатый, крытый соломой) и там расстреливали, а некоторых оставляли ранеными, затем заперли сарай и подожгли его, после этого в сарае слышались крики людей. Не помню от кого мне было известно, что в доме Лукашевича расправа происходила примерно таким же образом: мирных жителей выводили из дома в сараи и там расстреливали, после чего сараи подожгли.

Я лично, спустя примерно 5 дней после злодеяния принимал участие в захоронении мирных жителей, погибших от рук карателей. Останки погибших были захоронены в двух местах на месте их гибели. Примерно в 1957 году останки погибших были отрыты и захоронены недалеко от школы в братской могиле, на месте которой стоит сейчас памятник, но надписи на нем сейчас не сохранилось, так как памятник был сделан некачественно.

Деревня наша, за исключением отдельных строений, в период Отечественной войны не сжигалась.

Помню, что в период январской карательной операции 1943 года чинились злодеяния и в других населенных пунктах, но в каких, не помню, припоминаю, что прорываясь из окружения, партизаны вели бои с карателями, имелись у партизан потери, но где велись бои и какие были потери у партизан, не знаю.

Дополнить свои показания ничем не имею. Какой конкретно карательный отряд учинил злодеяния в нашей деревне, я не знаю […]

ИСТОЧНИК: ЦА КГБ РБ. Арх.-угол. д. 26377. Т. 31. Л. 88—91. Заверенная копия.

Библиографическое описание Из протокола допроса спасшегося жителя деревни Осовок Д. Г. Козаченка. д. Осовок, 25 июня 1961 г. // ЦА КГБ РБ. Арх.-угол. д. 26377. Т. 31. Л. 88—91. Заверенная копия.
Тип материала исторический документ (254891)
Автор документа Козаченко, Д.Г. (Спасшийся житель деревни Осовок) (1)
Название документа Из протокола допроса спасшегося жителя деревни Осовок Д. Г. Козаченка. д. Осовок, 25 июня 1961 г. (1)
Дата документа 1961 (160)
Шифр ЦА КГБ РБ. Арх.-угол. д. 26377. Т. 31. Л. 88-91. Заверенная копия. (1)
Архив Центральный архив Комитета государственной безопасности Республики Беларусь (ЦА КГБ РБ) (182)
Имена Козаченко, Д.Г. (1)
География Осовок (1)
Хатынь (888)
Даты 1961 (166)
Социум Жители сожженных деревень (341)
Тематика Великая Отечественная война — Белорусская ССР в годы Великой Отечественной войны — Трагедия Хатыни (893)
Виды документов Протокол допроса (2263)
Источник документа Хатынские Деревья жизни: Док. и материалы. — Минск: НАРБ, 2015. (306)
Составитель записи 2021-08-31 / Табелева Екатерина (306)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *