«Никс» о 44-ом партизанском отряде

Недавно на книжной полке проекта «Электронная книга Память. Осиповичский район» появилась книга «От Москвы до Бреста» — СМОТРЕТЬ ЗДЕСЬ

Автор — Николай Смирнов — боец отряда «Боевой», прошедший в составе славного боевого подразделения (партизанской бригады «За Родину» им. А.К.Флегонтова) весь путь от Москвы до Бреста. Публикации в партизанской газете он подписывал псевдонимом «НИКС» (сокращенно от НИКолай Смирнов).

Много страниц в книге посвящено и т.н. «Осиповичскому периоду» партизан-флегонтовцев, в частности —  деятельности 44-го партизанского отряда, в составе которого совсем недолгий период пришлось повоевать и моему деду Шпаку Василию Афанасьевичу.

Вот что удалось найти в книге (фотографии из коллекции ЭКП):

страницы 49-50 (о разведчиках-подрывниках 44 отряда)

«…В бригаду «За Родину» входил 44-й отряд. Этот отряд вырос из группы, которая в августе 1942 года прибыла из Москвы. Командовал ею Иван Юрченко (см. ЮРЧЕНКО Иван Демидович)

К моменту нашего прихода в Червенский район группа за счет местного пополнения выросла в отряд численностью до пятидесяти человек. Дислоцировался этот отряд близ деревни Маковье, на стыке Осиповичского и Червенского районов.

В 44-й отряд приняли и Валю Илькевич (см. ИЛЬКЕВИЧ (ГРЯЗНЫХ) Валентина Михайловна) — девушку из деревни Погорелое. Сначала она была партизанской связной, добывала ценные сведения о вражеских гарнизонах, снабжала отряд медикаментами. Но когда Валя попала на подозрение и за ней была установлена слежка, ее взяли в отряд.

Высокая, стройная, со светлыми волосами, быстрая в движениях, Валя всегда была готова выполнить любое задание. Много раз из отряда ее посылали в разведку. Она проникала в расположения гарнизонов, добывала нужные сведения. Но она была не только разведчицей. Валя вместе с подрывными группами ходила на железку, участвовала в подрыве эшелонов, бывала в засадах.

Небольшие группы бойцов 44-го отряда уходили на выполнение боевого задания почти каждый вечер. За-помнилось, как группа подрывников Ивана Соболенко на стыке железнодорожных путей Осиповичи — Бобруйск и Осиповичи — Могилев произвела крушение воинского эшелона.

 

 

 

В результате взрыва было уничтожено семь и повреждено десять вагонов с живой силой противника. Храбрость и героизм в этой операции проявили все те же Валя Илькевич и Николай Семко.

 

 

 

 

 

 

 

В другой раз Соболенко с группой устроил засаду на фашистов, которые шли вдоль просеки по направлению к партизанскому лагерю.

Соболенко Иван Леонтьевич

Партизаны не спускали с них глаз. Трижды меняли свое место и обстреливали наступающих, пока не подошли основные силы партизан и не заняли оборону. Тогда же произошел довольно курьезный случай. Потеряв ориентацию, в сумерках две группы фашистов столкнулись между собой. Каждая из них приняла другую группу за партизан. Бой между ними продолжался около часа. Были большие жертвы, на поле боя осталось пятнадцать автоматов, которые стали достоянием партизан…»

страницы 65-70 (о карательной операции «Франц»)

…Бои с карательной экспедицией начались с 5 января (1943 года). Враг бросил на партизан крупные силы — около двадцати тысяч солдат. В составе немецких войск были формирования РОА и венгерские части.

… К исходу седьмого января карателям удалось занять деревни Горки, Майзерово, Гребенец, Очижу, Перунов Мост, Зененполье, Кобзовичи — со стороны Червеня; Веселово, Лозовую, Гродзянку, Каменичи, Полядки, Погорелое, Лочин — со стороны Бобруйска и Осипович. Немецкая карательная экспедиция замкнула кольцо окружения, в котором остались отряды «Боевой», 752-й, имени Сталина, «Красное Знамя», 44-й и отряд Королева. Здесь же было много и местных жителей, бежавших в лес от карателей. Диаметр кольца окружения был равен примерно десяти километрам. Центром сосредоточения партизанских отрядов стала деревня Маковье.

…Командование бригады разработало план прорыва блокады. Бригада Королева ушла на прорыв раньше. После ожесточенной схватки в районе деревни Каменичи Королеву удалось вырваться из окружения. Правда, отряд потерял обоз. Вечером в направлении Гродзянки ушли отряды 752-й, имени Сталина, 44-й и «Красное Знамя»…

С правого фланга отряд имени Сталина отбивал атаки гитлеровских лыжников, которые в сопровождении двух танкеток приближались к нашей обороне. Солдаты были пьяные, шли в полный рост и кричали: «Бандиты, сдавайтесь!».

Бойцы отрядов «Боевой» и 44-й молчали. Строгий приказ — не стрелять. Когда же враг приблизился на расстояние пятидесяти метров, был дан сигнал к атаке. С криком «ура!» партизаны бросились на врага.

медсестра Герынская А.В.

Командир разведки 44го отряда Иван Леонтьевич Соболенко первый поднял своих ребят в атаку. Его ранило в ногу, но Соболенко не покидал поля боя. Видя, что у него перебита нога и он истекает кровью, Аня Гиринская (см. ГЕРЫНСКАЯ Анна Викторовна) и Катя Крижевич (см. КРИЖЕВИЧ Екатерина Петровна) вынесли его с поля боя и тем самым спасли жизнь.

К отрядам «Боевому» и 44-му присоединился отряд имени Сталина. Все пошли в атаку. Партизанский огонь был настолько сильным и прицельным, что противник бежал, устилая свой путь трупами, бросая оружие, лыжи. Крики «Ура!», «За Родину!», «Бей фашистскую сволочь!», «Смерть гитлеровским людоедам!» сливались с треском пулеметов, автоматов. На головы гитлеровских молодчиков летели гранаты. Пуля противотанкового ружья попала во вражескую танкетку. Она завертелась на месте и замерла.

Разведчики «Боевого» и тихомировцы преследовали отступающего в беспорядке противника. Узкий перешеек земли был свободен. Надо было выходить из кольца окружения. Первым двинулся отряд Ливенцева, потом отряды «Боевой», Тихомирова, Кузнецова и 44-й. Вы-рвавшись из блокады, партизаны устремились к кличевским лесам.

 

Исключительное мужество проявили девушки-медсестры Нина Ярошевич (см. ЯРОШЕВИЧ Нина Антоновна), Маруся Веременко (см. ВЕРЕМЕНКО Мария Никифоровна),

Памятник в Гродзянке-Веременко М.Н.

Катя Крижевич и Аня Гиринская (Геринская). Под обстрелом, в глубоком снегу они перевязывали бойцам раны, выносили их.

страница 71 (реформирование бригады «За Родину»)

Ряды партизан беспрерывно пополнялись. Бригада «За Родину» со времени ее создания выросла в несколько раз. Маневрировать таким большим соединением, управлять без надежных средств связи было тяжело. Поэтому в конце февраля 1943 года из бригады «За Родину» выделились три самостоятельно действующие бригады: Ливенцева, Тихомирова и Кузнецова. В бригаде «За Родину» остались отряды «Боевой», «Пламя» и 44-й.

страница 84 (гибель Флегонтова в марте 1943 года)

Командование бригады приняло решение начать рейд до наступления распутицы. Был разработан первый этап маршрута с форсированием реки Свислочь и переходом железнодорожной магистрали Минск — Бобруйск на перегоне Осиповичи — Пуховичи. Маршрут протяжением более тринадцати километров проходил по лесистой, местами заболоченной местности. Для прикрытия колонны мы выставили в районе деревень Высокая Старина и Лозовая заслоны со стороны Лапичей.

Группа 44-го отряда в составе Николая Левчика, Василия Бондарчика, Арсения Лелина, Ивана Сидоровича, Михаила Загоровского, Андрея Ждановича и Станислава Дановского прикрывала подходы со стороны Маковье — Лочин.

В ночь на одиннадцатое марта отряд «Боевой» подошел к реке. Отряд 44-й шел по другому маршруту и должен был форсировать реку и перейти железную дорогу в другом месте. Уровень воды в реке был высокий. Лед слабый, местами поломанный бригадой Ливенцева, которая прошла накануне.

страница 92-93 (подрыв эшелона на перегоне Осиповичи-Бобруйск)

Отряды «Боевой» и 44-й усилили свои боевые действия на вражеских коммуникациях. Только в течение одного месяца было спущено под откос шесть эшелонов с живой силой и техникой противника, выведено из строя более пятидесяти гитлеровцев. За этот период было сожжено несколько мостов на шоссейных дорогах, разгромлен отряд карателей, намеревавшихся провести грабеж населения в деревнях Лучное, Пальчик, Майзерово. Шоссейные дороги Минск—Червень—Березино и Минск—Пуховичи—Осиповичи—Бобруйск контролировались партизанами. Передвигаться по ним гитлеровцы могли только крупными силами.

Вот что рассказал мне бывший партизан 44-го отряда Василий Иванович Бондарчик:
Группа партизан из 44-го отряда в составе командира отделения Валентина Красноперова, бойцов Владимира Петруши, Василия Бондарчика, Ивана Сидоровича, Филиппа Кондратовича и Арсения Лёлина получила задание: подорвать железнодорожный эшелон противника на участке Осиповичи—Бобруйск. Командир отряда Николай Калуцкий и начальник штаба Алексей Гузов поставили задачу, хорошо проинструктировали подрывников.

У подрывников была мина с восьмикилограммовым толовым зарядом, пулемет и автоматы. Шли пешком. Пройдя тридцать километров, сделали привал до вечера. Под покровом ночи, чтобы не обнаруживать себя, группе предстояло преодолеть еще шестнадцать километров до реки Свислочь. Дорога шла лесом.

Переправились через дорогу, по которой немцы ездили из районного центра Осиповичи в деревню Завишино, где размещался полицейский участок. В полночь приблизились к реке. Пришлось долго искать лодку. Наконец нашли, но она была мала и пропускала воду. Садились по два человека. Один правил лодкой, другой вычерпывал из нее воду. Только к утру вся группа переправилась на другой берег. Быстро отошли в лес, где немного отдохнули. Днем перешли бездействующую, выведенную партизанами из строя железную дорогу Осиповичи — Могилев у разъезда Брицаловичи и приблизились к действующей магистрали Осиповичи—Бобруйск.

Провели тщательную разведку. Решили подорвать поезд на участке между станциями Татарка и Ясень. По обе стороны дороги метров на сто — сто пятьдесят лес был вырублен. Но погода покровительствовала подрывникам. Хмурые дни, темные ночи, моросящий дождь служили хорошей маскировкой. Володя Петруша и Ваня Сидорович, прихватив мину с зарядом, ползком приближались к полотну. Когда по полотну проходил постовой, минеры плотно прижимались к земле и, затаившись, ждали, пока он отдалится. Петруша и Сидорович бесшумно выползли на полотно и успели заминировать дорогу прежде, чем охранник вернулся к этому месту. Вскоре показался эшелон с военной техникой. Сильный взрыв — и паровоз взлетел в воздух. Семь платформ с танками и пушками, налетая друг на друга, с грохотом валились под откос.
Подобных эпизодов было немало.

страницы 100-103 (рельсовая война)

Центральный штаб партизанского движения приказал всем партизанским соединениям нанести одновременный удар по железнодорожным магистралям, чтобы затормозить подход свежих вражеских сил к фронту.

К операции готовились тщательно. Началось массовое обучение подрывному делу. Обучались не отдельные специально выделенные бойцы, а весь личный состав. Самолеты доставили с Большой земли взрывчатку, капсюли-взрыватели, бикфордов шнур, боеприпасы. В отрядах провели партийные и комсомольские собрания, развернули среди партизан политическую работу, разъясняя значение операции «рельсовая война». Усилила свою работу разведка. Фаюстов и Аверин через своих связных получали данные о системе охраны железных дорог, о мощи и расположении огневых точек. Газета «Червенский партизан» напечатала обращение подпольного райкома партии «К трудящимся района».

Первыми из лагерей вышли эскадрон «Боевого» под командованием Агапонова и взвод 44-го отряда под командованием Петровского. На участках Осиповичи — Верейцы и Талька — Верейцы было сброшено с желез-нодорожного полотна двести шестьдесят девять рельсов. Массированный удар был нанесен в середине августа по магистрали Минск—Москва. В этой операции принимала участие вся наша бригада.

Помню, стоял жаркий день. Когда дневная духота сменилась вечерней прохладой, наша бригада в пешем строю двинулась в путь. Идти было тяжело. Глубокий, сыпучий песок, в котором тонули ноги, замедлял наше движение. К полуночи достигли исходного рубежа: «Боевой» на участке Жодино—Плиса, 44-й отряд — Смолевичи—Плиса. При подходе к полотну «Боевому» предстояло преодолеть небольшую речку Плису с болотистыми берегами и очень топким илистым дном. Небольшой мостик простреливался неприятелем с вышки. Часть бойцов проскочила через мостик, остальные перешли речку вброд.

Успешно громил дорогу и отряд 44-й. Он охватил участок в три километра

 

страница 102- 104   (девушки-подрывники под руководством В.Илькевич)

В палатку командира 44-го отряда зашла Валя Илькевич.
— Товарищ командир! — взволнованно сказала она. — Разрешите нам, трем девушкам, пойти на шоссейную дорогу и подорвать вражескую автомашину.

Командир встал и внимательно посмотрел на нее. На лице девушки вспыхнул румянец.

— Не беспокойтесь, товарищ командир, задание выполним,— настаивала на своем Валя.
— Кто еще с вами пойдет?
— Валя Кондратенко и Аня Белая.
— Сумеете правильно поставить мину?
— Сумеем, товарищ командир,— обрадовалась девушка.
— Ладно. Это будет первая в нашей бригаде диверсионная группа девушек. Назначаю вас старшей группы. Завтра получите взрывчатку и пойдете на участок шоссейной дороги, который вам наиболее удобен.

— Есть, товарищ командир! К утру группа будет подготовлена.

Кондратенко и Белая с нетерпением ждали возвращения Вали.

— Смотри-ка! Валька бежит веселая. Значит, разрешили,— воскликнула Аня Белая.

— Девчата, на диверсию нам пойти разрешили,— сказала Валя тихо, чтобы никто их не подслушал.— Пока ничего никому не говорить, а то смеяться будут, скажут: «Смотрите, диверсанты в юбках нашлись».

Незаметно прошла ночь, девушки обдумывали, советовались, как бы потом из их затеи не получился конфуз.

Когда комсомолки уходили на операцию, командир крепко пожал им руки и пожелал успеха.

Августовская темная ночь надежно охраняла трех комсомолок, направляющихся к дороге Руденск—Пуховичи. На пути была небольшая река. Но девушкам повезло — они благополучно переправились на плоту на другой берег. Местность была знакома, поэтому девушки быстро приближались к намеченному месту. Пошел теплый, мелкий дождь, но он не был помехой, а наоборот — способствовал девушкам незаметно пройти к цели.

— Скоро будет шоссейка,— шепнула Валя своим подругам. — Только засады не было бы…

На опушке леса девушки остановились, прислушались. Кругом было тихо. Где-то далеко темный горизонт на мгновение осветила ночная молния, и вскоре долетели глухие раскаты грома, зашумел лес. Приближалась гроза.

Вдруг недалеко впереди раздалось несколько автоматных очередей… Девушки присели. Тревожные минуты ожидания. Стрельба прекратилась.

— А если засада? — вслух высказала свое опасение Валя Кондратенко.
— А мы попусту рисковать не будем — обойдем ее и мину поставим на другом участке,— решила старшая группы и рукой подала знак следовать за ней.

Шли около часа топким торфяным болотом. Промокли, а конца нет этому болоту. Гроза неистовствовала, вспышки молнии то и дело освещали на мгновенье все вокруг, ослепляли девушек, и некоторое время они шли наугад, пока снова глаза приспосабливались к темноте.

— Уже скоро,— подбадривала своих подруг Валя Илькевич.

Но вот и край леса. Девушки остановились, чтобы перевести дыхание.

Синяя молния расколола чернеющую чашу неба, и метров за сто пятьдесят — двести девушки увидели впереди насыпь дороги. Теперь этот проливной дождь и гроза их союзники. Девушки торопливо подбежали, уложили мину и кой-как присыпали — маскировку доведет дождь так, что и следа не останется. Где-то далеко в промежутке грозовых раскатов отчетливо послышался шум мотора. Он приближался, нарастал. Вдруг сквозь водяной поток засветили фары крытого грузовика. Вскоре послышался взрыв.

Девушки поднялись и быстро исчезли в ночной мгле.

Диверсионная группа благополучно вернулась в расположение лагеря. С нескрываемой радостью Валя рапортовала:
— Товарищ командир! Приказ выполнен. На участке Лапичи—Осиповичи подорвана одна автомашина с живой силой врага. Потерь в группе нет.

 

страница 107 (уход бригады в направлении Брестской области)

В сентябре 1943 года бригада имени Флегонтова отправилась в рейд на запад. Некоторые связные влились в наши ряды. Подпольщики же остались на своих местах.

Бригада вышла в составе отрядов «Боевой» (триста двадцать два человека) и 44-й (сто два бойца). При «Боевом» находился штаб бригады, рация и типогра­фия.

…Партизаны залегли и приняли бой. В полночь флегонтовцы стали переходить железную дорогу. Двигались развернутым фронтом. Прямо на переезд вышел 44-й отряд. Он охранял обоз. Взрывчатку, боеприпасы, медицинское имущество несли на руках партизаны. Больных и раненых перед выходом в рейд мы отправили самолетами на Большую землю. Несмотря на огонь неприятеля, отряд 44-й перешел железку и проселочной дорогой, которая извивалась среди топкого болота, без потерь прибыл на условленный сборный пункт в деревню Сетча (Седча).

 

страница 116 (боевые действия в Брестской области)

По-боевому отметил новый 1944 год 44-й отряд. Его диверсионная группа вызвала крушение вражеского эшелона. Партизаны вывинтили болты, скреплявшие рельсы на протяжении трехсот метров, и в трех местах заминировали полотно. Эшелон шел на большой скорости. Два паровоза тащили двадцать платформ с танками и автомашинами. Эшелон слетел под откос и вместе с техникой, которую вез, был полностью уничтожен.

страница 118

В феврале 1944 года командование кобринского гарнизона послало батальон для заготовок продуктов. Фашисты двигались по дороге Хабовичи — Дивин. Флегонтовцы решили дать бой «заготовителям». Мы знали время их выхода, их силы и вооружение. Отряды заняли позиции: «Боевой»— в Хабовичах, имени Литвинова — в районе деревни Руховичи, 44-й — с южной стороны дороги в направлении к деревне Вельск. Мела поземка. Бойцы неподвижно лежали на снегу в маскхалатах. Прошел час, другой. Мороз давал себя чувствовать, коченели руки, ноги. А «заготовители» все не появлялись.

— Не напрасно ли мы сидим? — спрашивали бойцы.

Но вот разведчики донесли, что со стороны Кобрина движется колонна. Подана команда приготовиться к бою.

Фашисты, маскируясь придорожным кустарником, приблизились к Хабовичам. Гитлеровские молодчики уже совсем близко. И тут взвилась сигнальная ракета. Раздалась команда: «Бей фашистов!» Застрекотали автоматы, затрещали пулеметы, рвались гранаты. На врага обрушился с трех сторон шквал огня. Пулеметчики 44-го отряда Володя Петруша и Геннадий Ешинский (правильно Евгений Яшинский, см. ЯШИНСКИЙ Евгений Викторович) косили перекрестным огнем гитлеровских молодчиков.

страница 125

Из-за полного бездорожья на участке Мокраны — Дивин передовым частям Красной Армии пришлось занять оборону по реке Припять и ее притоку Вытевка. Отряды «Боевой», имени Литвинова, 44-й, общей численностью семьсот сорок семь бойцов, соединились с частями Красной Армии. Отряд имени Валькова в двести бойцов и несколько диверсионных групп из отряда «Боевой» остались в тылу врага и продолжали боевые действия до полного освобождения Белоруссии. Командование бригады выделило для отряда имени Валькова часть типографского имущества.

Соединившись с частями Красной Армии, партизанские подразделения несли охрану моста через Припять у деревни Невир и обеспечивали переправу регулярных частей. В конце марта рота из «Боевого» под командованием Семена Агапонова вступила в бой с гитлеровцами в районе деревни Картеличи, когда они пытались окружить и уничтожить подразделение Красной Армии. Замысел врага был сорван.

Группа партизан под руководством командира разведки Николая Семко сделала вылазку в тыл врага в район станции Крымно на железной дороге Брест — Ковель. Определив численность гарнизона, систему обороны и прихватив двух «языков», партизаны благополучно вернулись в расположение воинской части.

В Дивинском районе Белоруссии, Камень-Каширском и других районах Украины были сосредоточены значительные силы бандеровцев. С приходом регулярных частей они стали скрываться в лесах, нападать на небольшие воинские трупы, на посты охраны. Не имея продовольственных баз, они терроризировали мирных жителей…

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ (по материалам книги Н.Смирнова «От Москвы до Бреста)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *