Наш сорок четвертый отряд

Как и многие другие материалы сайта эта страница посвящается моему погибшему деду Шпаку Василию Афанасьевичу, рядовому бойцу-разведчику, партизану 44 отряда партизанской бригады «За Родину» (под командованием А.К.Флегонтова). Отдельное спасибо Карачуну Григорию, внуку партизанской семьи Смоляка П.М. и Геринской-Смоляк А.В., за предоставленные фотографии из семейного альбома. Материал этой публикации тесно связан с аналогичной интернет-страницей «Все о 44-ом партизанском» —

 

Все о 44-ом партизанском

 

 

 

Публикация подготовлена на основе воспоминаний А. Н. Гузова «НАШ СОРОК ЧЕТВЕРТЫЙ» из книги «Рейдовая в походе».

 

Гузов Алексей Никитич занимал должность начальника штаба 44-го отряда с декабря 1943 года по июнь 1944 года.

«В группу, сформированную и подготовленную для боевых действий в глубоком вражеском тылу, входили пятнадцать человек. Командиром ее назначили Ивана Демидовича Юрченко, комиссаром — Ивана Васильевича Матюшева. В состав группы входил и я, позже назначенный начальником штаба отряда, созданного на базе группы.

Все мы в недавнем прошлом — фронтовики, прошедшие основательную школу боев с немецко-фашистскими захватчиками. Кроме этого много получили на сборах в Муроме, где и совершенствовали свои навыки по огневому делу, и учились обращению с минами, и осваивали
методы борьбы с карателями.

Из Москвы мы прибыли в район Велижа и вскоре перешли линию фронта. Назначение — Червенский и Осиновичский районы Минской области, где в контакте с местными партизанами и предстояло действовать. А встретились с народными мстителями сразу, как только фронт остался позади. С помощью проводников, от отряда к отряду продвигались к цели, избегая ввязываться в большие бои, чтобы группа раньше времени не понесла потери. Успешному продвижению во многом способствовали И.Л. Соболенко со своими разведчиками Николаем Левчиком и Порфирием Смоляком, обеспечивавшие безопасность.

В деревнях нас тепло и радостно встречали местные жители, жадно расспрашивавшие о разгроме немецко-фашистских захватчиков под Москвой, о том, что сейчас происходит в стране. В сентябре 1942 года группа благополучно прибыла в Осиповичский район, туда, где базировался отряд бывшего председателя райисполкома Николая Филипповича Королева.

Партизаны тоже сердечно встретили посланцев Большой земли и с согласия их и нашего командира было решено некоторое время провести в их лагере. Отряд этот организовался в первые же дни немецко-фашистской оккупации, а ко времени прихода нашей группы в нем уже насчитывалось несколько сот человек, многие из которых неоднократно участвовали в боевых операциях и, таким образом, накопили опыт партизанской борьбы в тылу врага. В Осиповичском и соседних районах уже действовали и другие партизанские отряды, которыми командовали В. А. Тихомиров, И. 3. Кузнецов, Е. Ф. Филипских и В. И. Ливенцев.

Н. Ф. Королев охотно принял предложение нашего командира И. Д. Юрченко подготовить из числа его бойцов несколько диверсионных групп. На первых порах мы делились с ними принесенной с собой взрывчаткой, показывали, как надо готовить заряды, и, отправляясь вместе на железнодорожные коммуникации противника, учили минировать пути. Пригодились и листовки, газеты, другие агитационные печатные материалы, захваченные из Москвы. Они оказывали неоценимую помощь агитаторам в работе с населением окрестных деревень.

Наш отряд быстро рос за счет бывших военных, колхозников, рабочих и служащих, искавших и находивших дорогу к партизанам. Когда из-за линии фронта прибыл рейдовый кавалерийский отряд «Боевой» под командованием А. К. Флегонтова и была создана партизанская
бригада «За Родину», нам, вошедшим в ее состав, присвоили номер 44-й. А характер, боевая специфика 44-го остались прежними: действовал в основном на железных дорогах, против вражеских военных эшелонов, на шоссейных коммуникациях взрывал автомашины, мосты, уничтожал телефонно-телеграфные линии связи оккупантов, активно участвовал в «рельсовой войне».

Смоляк Порфирий Макарович

Основное внимание по этой причине мы уделяли обучению партизан подрывному делу. Из наиболее храбрых, стойких и умелых создавали диверсионные группы по 5—6 человек в каждой, в которых образцы воинского мастерства, мужества, отваги неизменно проявляли как пришедшие из-за линии фронта «старики» Иван Соболенко, Николай Левчик, Порфирий Смоляк, Алексей Петруша, так и местные партизаны Николай Семко, Николай Борисевич, Арсений Ляля, Владимир Жданович и многие другие.

Одно сдерживало размах диверсий на коммуникациях врага: запасы взрывчатки подошли к концу. Пришлось обратиться к добровольцам и создать из них группу по выплавке тола из неразорвавшихся артиллерийских снарядов и авиабомб. Группу смельчаков возглавил артиллерист старший лейтенант Федор Константинович Карпук, наладивший изготовление самодельных мин. Все, казалось бы, шло хорошо, но… в один из октябрьских дней 1942 года этот мужественный человек допустил единственную в жизни минера ошибку…

За четыре последних месяца этого года диверсионные группы 44-го партизанского отряда спустили под откос около двух десятков вражеских эшелонов с живой силой, техникой и боеприпасами, направлявшихся к фронту. Стараясь уменьшить силу партизанских ударов, оккупанты многократно усилили охрану железнодорожных коммуникаций, через каждые 300—500 метров построили вдоль полотна доты и дзоты. Днем скорость движения поездов не превышала тридцати километров в час, по ночам ни один эшелон не смел покинуть станцию. Тысячи жителей из придорожных деревень согнали па вырубку леса и кустарника по обеим сторонам магистралей. Все, что можно, было сделано для того, чтобы не только партизан, но и лесной зверек не сумел безнаказанно подобраться к железнодорожному полотну. Но отважные партизанские подрывники искали и находили способы свести все фашистские защитные меры на нет.

Той же осенью одна из наших групп отправилась на задание: на перегоне Осиповичи — Бобруйск заминировать путь, спустить под откос вражеский эшелон. Однако охрана дороги оказалась настолько сильной, что установить мину не удалось. Это не обескуражило подрывников. Обнаружив метрах в двухстах от дороги, на совершенно голом месте, одинокий полуразрушенный сарай, партизаны перед наступлением рассвета забрались в него и в течение всего следующего дня наблюдали за сменой постов, досконально изучили систему охраны железнодорожного пути. Когда снова наступила вечерняя тьма, группа покинула убежище и, используя собранные во время наблюдения данные, без помех всползла на насыпь. Подложить мину под рельсы, хорошенько замаскировать ее — дело привычное. После этого, опять же ползком,— осторожный, без единого шороха отход. И когда ранним утром по дороге помчался в сторону фронта поезд с фашистскими солдатами, грохот взрыва под колесами налетевшего на мину паровоза огласил все вокруг.

Я по-прежнему был начальником штаба отряда, однако старался по мере возможности принимать участие в диверсиях па железнодорожных магистралях. Побуждало меня к этому желание лучше знать работу подрывников, а следовательно, и правильно ставить боевые задачи диверсионным группам. Лично мне довелось девять раз минировать пути, и на каждой из девяти мин нашел свою гибель фашистский эшелон.

Наряду с диверсиями партизаны нашего 44-го отряда в составе бригады «За Родину» неоднократно участвовали в ожесточенных и упорных боях против гитлеровских карателей. Ранним декабрьским утром 1942 года недалеко от нашего лесного лагеря в районе Липеня послышался выстрел. Высланная туда группа разведчиков во главе с Порфирием Смоляком обнаружила крупную колонну фашистов, двигавшуюся по направлению к лагерю. С донесением об этом командир разведчиков отправил в штаб отряда связного, а сам с тремя партизанами открыл по карателям огонь из автоматов. К ним на помощь подоспела группа партизан отряда В. И. Ливенцева, ударивших
по фашистам с тыла. И каратели не выдержали, бросились наутек, не успев захватить с собой трупы нескольких сраженных наповал «непобедимых». Такие стычки случались довольно часто. А бывали и тяжелые, кровопролитные бои.

Навсегда останется в памяти начало января 1943 года, когда гитлеровское командование направило свои многочисленные подразделения с танками и артиллерией на уничтожение партизан, располагавшихся в треугольнике Осиповичи — Червень — Березино.

Наш 44-й отряд, удерживавший оборону в районе деревни Лозовое, получил из штаба бригады приказ прибыть на сборный пункт в лесной массив между деревнями Каменичи и Трактор. По пути отряд зашел в деревню Маковье, где для нас выпекали хлеб, а когда двинулись дальше, с нами отправилась большая часть жителей ее. К нашему прибытию на сборном пункте уже находились все отряды бригады «За Родину».

Оценив обстановку и посоветовавшись с командирами отрядов, комбриг А. К. Флегонтов приказал выдвинуть заставы в направлениях вероятного нападения противника и, пользуясь темнотой зимней ночи, поискать наиболее удобные места для прорыва вражеского кольца.
Бригада пробила кольцо вражеской блокады и, не только забрав свои обозы, раненых, но и прихватив добытые в тяжелых боях трофеи, вместе с огромным числом жителей двинулась через образовавшийся прорыв.

медсестра Геринская А.В.

В этом бою тяжело ранило в ногу командира отрядной разведки Ивана Леонтьевича Соболенко, в критический момент атаки увлекшего за собой находившихся поблизости партизан. Даже будучи раненным, лишившись способности передвигаться, Соболенко стоя вел огонь из автомата и во весь голос призывал боевых товарищей беспощадно истреблять фашистов. Медсестра отряда Анна Гиринская (Геринская Анна Викторовна) быстро оказала ему помощь, а разведчики, подхватив своего командира на руки, вынесли его с поля боя.

Стремительный бросок — и бригада пересекла замерзшую Березину, двинулась к деревням Кветча и Маневичи Кличевского района. Поначалу на хвосте у нас висела сильная вражеская группировка, с которой партизанские заслоны продолжали вести тяжелые оборонительные бои. Мы понесли в них потери. Погиб и командир хозяйственного взвода нашего отряда Павел Николаевич Халыза. Но ответный огонь и партизанские контратаки наносили карателям во много раз больший урон, и кончилось тем, что они повернули назад.

Спустя десять дней бригада вернулась на прежнее место, в Червенский район. Наш 44-й отряд продолжал действовать в составе ее. Не расстался он с бригадой «За Родину» и тогда, когда конники двинулись дальше на запад, в сторону Бреста, где весной 1944 года мы соединились с наступавшими войсками Красной Армии. Но счастливому этому событию предшествовали многочисленные испытания, выпавшие на пашу долю.

В начале марта по коридору, контролируемому партизанами, с правобережья реки Припять в район Дивина прибыли разведчики, потом стрелковый батальон и затем весь полк наших регулярных частей. Узнав об этом, гитлеровцы срочно направили против них из Бреста две дивизии. Одновременно из района Пинска в направлении Любешова двинулись вражеские подразделения для того, чтобы овладеть переправой через реку Стоход, отрезать путь к отходу на восток партизанам 44-го отряда и прибывшему в его расположение стрелковому батальону советских войск.

Наш отряд и стрелковый батальон форсированным маршем выступили наперехват вражеским подразделениям из Пинска. Встреча с ними произошла уже на левобережье Припяти. Действуя испытанными партизанскими методами, мы заняли выгодный рубеж обороны и, подпустив гитлеровцев на близкое расстояние, открыли по ним массированный огонь. Пока противник разворачивался в боевой порядок, пока готовился к атаке, мы успевали занять следующий оборонительный рубеж.

Так повторялось несколько раз, а за это время подразделения нашего стрелкового полка, находившегося в районе Дивина, смогли прибыть к переправе через Стоход и без потерь перебраться на правобережье. Вечером, перед самой переправой, на холмах мы заняли последний рубеж обороны. По-весеннему пасмурная ночь прошла спокойно, а утром появились вражеские цепи. Двигались они быстро, перебежками, и метров с шестисот открыли по нашей обороне минометный огонь. Под прикрытием его гитлеровцы и ринулись в атаку. Ни у нас, ни у стрелков тяжелого оружия не было, и, чтобы пе нести неоправданные, ненужные потери, пришлось переправиться на правобережье Стохода и занять оборону.

Там значительно позже наш 44-й партизанский отряд был расформирован: к этому времени на всей белорусской земле не осталось ни одного немецко-фашистского оккупанта».

Если Вы дочитали до конца эту страницу, то тема партизан-флегонтовцев Вам интересна.  Свое мнение о статье, возможно имеющиеся дополнения, вопросы, замечания и предложения ПОЖАЛУЙСТА НАПИШИТЕ НАМ: